15 лет Зарской трагедии

18 мая 2007, Версия для печати, 38623 просмотра

20 мая 1992 года в Южной Осетии произошла трагедия, которая своими масштабами и тяжестью свершенного преступления заставила содрогнуться всех нормальных людей мира. Нелюди в человеческом обличии расстреляли из засады ни в чем не повинных женщин, детей и стариков, спасавшихся от ужасов грузинского вандализма. Произошедшее тогда показало, во что может вылиться ненависть Грузии к осетинскому народу. Мы все должны помнить, и детям своим рассказать, и внукам передать, что творили на осетинской земле грузинские агрессоры. И пока мы не добьемся полной независимости Южной Осетии, Грузия будет иметь возможность повторить то, что произошло 20 мая 1992 года.

АКТ ГЕНОЦИДА

В тот весенний день 20 мая 1992 года в Южной Осетии выдался жаркий день. Колонна из четырех машин медленно ползла по объездной Зарской дороге. За несколько дней до этого российские войска, стоявшие между грузинами и осетинами сдерживавшие натиск превосходящих сил Грузии, были выведены из Южной Осетии и вялотекущая до сих пор война полыхнула вовсю. В Северную Осетию потянулись потоки беженцев, среди которых были те несколько десятков человек, в основном женщин, стариков и детей, ехавших в тех четырех машинах. В 11:30, на очередном изгибе дороги из-за кустов в машины ударил шквал огня. Одновременно работало около двух десятков автоматов и пулеметов. Пассажиры сначала не поняли, что происходит, а потом заметались в панике по кузову грузовика и салонам легковых автомобилей. Стрельба и взрывы гранат длились в течение 5 минут и за это время никому не удалось выбраться наружу из ловушек, в которые превратились машины. Затем все смолкло. С обочины на дорогу, трусливо озираясь, спустилось несколько человек с автоматами на перевес. Они говорили на грузинском языке, что надо бы добить раненных и уже вплотную подошли к грузовику, когда сверху им закричали, что надо уходить, так как к месту засады приближаются еще какие-то машины. Все они бегом скрылись в лесу. Из сотен пулевых пробоин, на землю сочились потоками ручьи крови. Среди 32 трупов стонали и истекали кровью 12 раненых.
Это чудовищное по своей жестокости преступление так и осталось безнаказанным. И хотя лидер Грузии Эдуард Шеварднадзе официально признал, что Зарская трагедия – на совести грузинских вооруженных формирований, никаких попыток найти организаторов и исполнителей страшного злодеяния грузинскими правоохранительными органами предпринято не было.










Баллада о Зар


Машину круто занесло
И в пропасть не сорвало чудом
Вздохнул весь кузов – пронесло
Лишь сын на мать смотрел с испугом
Не плачь сынок, шептала мать,
К груди ребенка прижимая,
«Наш папа будет дома ждать.
Дитя утихло засыпая.
Отец твой по ночам не спит,
Он мерзнет, охраняя город.
Пропах костром, устал, небрит
И знает, что такое голод».
Народ с сочувствием смотрел
На горе женщины в разлуке
А грузовик меж тем пыхтел
По Зарской объездной дороге.
В открытый кузов ветер бил
Уставших путников по лицам
Шутник какой-то веселил
Людей грузинском словом «мица».
Но вдруг весь кузов затрещал
В машину полетели пули.
«Засада!», - кто-то закричал,
Но пули рот ему заткнули.
С бортов полилась кровь дымясь,
И охнула земля от боли.
В засаде веселилась мразь
От пролитой невинной крови.
Стрельба затихла из кустов.
Враги к машинам подбежали;
Глумясь, стреляли в мертвецов
Как звери выли, дико ржали…
Малыш тот чудом уцелел:
Накрыла телом мать сыночка.
И он нам эту песню спел
Слезами окропив все строчки.

Тамерлан Тадтаев








ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОЧЕВИДЦЕВ

Чибирова Ирина Анатольевна 1980 года рождения

20 мая 1992 года я вместе со своими родителями собралась ехать во Владикавказ, так как в городе уже было опасно оставаться из-за постоянных обстрелов. Поскольку дорога, проходящая через грузинские села Тамарашени-Кехви, была закрыта бандформированиями, нам пришлось идти к железнодорожному переезду, чтобы там сесть на какую-нибудь попутную машину, ехавшую через Зар. Я уже точно не помню время, когда мы сели в кузов грузовой автомашины, крытой тентом, но это было с утра. В эту машину тогда на переезде село очень много людей. В кузове автомашины я оказалась впереди справа по ходу движения автомашины. Я не знаю, в каком именно месте это случилось, но когда мы отъехали от села Зар на какое-то расстояние, неожиданно послышалась сильная стрельба из автоматов и что-то несколько раз сильно грохнуло. Я тогда не поняла, что это было, но потом мне сказали, что это были гранаты. Грохот от стрельбы был очень сильным. Наша машина остановилась, и люди в кузове стали кричать. Я испугалась, но не больше других людей, так как я не сразу поняла, что происходит, пока люди не начали кричать, что нас убивают грузины. Когда стрельба стихла, некоторое время было тихо вокруг, но потом я услышала голоса недалеко от нашей машины. Спустя некоторое время к кабине автомашины подошли двое мужчин и заговорили на грузинском языке, а потом один из них отрыл дверь кабины с правой стороны и плюнул туда и сказал что-то стоявшему рядом с ним человеку, но второго я не разглядела. Открывшего дверь я увидела через щель борта автомашины. Он был одет в военную форму-камуфляж и был небрит. После того как этот мужчина отошел от машины, раздались голоса других, скорее всего они говорили на грузинском языке. А потом все стихло. Из машины начали выходить люди, до этого никто и голоса не подавал в кузове. Мой отец спросил нас все ли в порядке. Хотя я сама чудом спаслась – осколок от гранаты застрял в моей утепленной куртке, а мой отец был ранен в плечо. Пока мы с моим братом и матерью выбирались из машины, мой отец уже спрыгнул и куда он пошел, я не узнала. Мы вместе с братом, мамой и другими женщинами пошли в сторону села Зар. Возле села нас незнакомый водитель посадил и привез в Цхинвал в больницу, а оттуда мы пошли домой.
Что стало с моим отцом мне и моей маме до сих пор не известно. Мы долго искали его и после этого дня, но он пропал без вести.

(сохранена стилистика автора)


Пухаев Вадим Умарович 1971 года рождения


20 мая 1992 года я со своим братом Пухаевым Вадимом и нашим другом стояли на железнодорожном переезде г. Цхинвал и ждали автобуса возле автобусной остановки. Мы хотели доехать по объездной Зарской дороге до поселка Джава. Приблизительно в 9:00 утра к автобусной остановке подъехала автомашина ГАЗ 52, крытая тентом, водитель которого сказал нам и многим другим людям, что довезет нас до пос. Джава, после чего мы в количестве около 25-30 человек сели в кузов этого автомобиля. Около села Зар у автомобиля порвался ремень вентилятора, и мы вынуждены были остановиться. Во время нашей остановки мимо нас в сторону Джавы проехало очень много легковых автомашин. Через некоторое время водитель запустил двигатель, и мы двинулись дальше. В кузове кроме нас сидели еще женщины, старики и дети.
Отъехав от села Зар приблизительно 4-5 километров, на подъеме водитель переключил скорость и вдруг началась стрельба из автоматического оружия. Мы не сразу поняли, что происходит, но после того, как на пол кузова упали первые убитые и раненые, я понял, что обстреливают нашу колонну автомашин. За нашей машиной двигались еще две машины: ВАЗ-2121 и два УАЗ-469. В кузове нашей машины началась паника, но никто не успел выпрыгнуть из машины, чтобы спастись. При первых же выстрелах водитель и сидевший рядом с ним пассажир были убиты, наша машина заглохла. Стрельба велась как из автоматов, так и пулеметов. Я услышал, как рядом с нашими машинами разорвались три гранаты. Интенсивная стрельба велась с обеих сторон дороги в течение 5 минут. Никто в машине не мог видеть стрелявших, так как машина была крытой, а нападавшим из засады было удобно стрелять. После того как прекратилась стрельба, я выбрался из кузова, чтобы осмотреться, но обратно спрятался за кузов, потому что услышал громкие крики на грузинском языке, что пора уходить, что сзади еще машины. Когда все стихло, я обратно полез в кузов машины за своим братом, но никто голоса не подавал. Я сперва подумал, что кроме меня в кузове все убиты, но когда приподнял брата, он застонал, он был весь в крови. Весь кузов машины тоже был в крови. Я вытащил из машины моего брата и лишь тогда заметил, что у него простреляно плечо. После этого из кузова выскочил раненый, весь в крови Чибиров Тамик, который, наверно, находился в шоковом состоянии. Крича, что нас убили, убежал в лес, оставив в машине жену и детей. Через некоторое время я помог выбраться из кузова еще одной женщине с раненой рукой, по-моему, она Плиева Марина, и еще одной девушке лет 20. Двигавшаяся за нами автомашина ВАЗ – 2121 белого цвета тоже стояла недалеко от нашей машины. В этой машине сидело 4 человека. Кроме одного, Цховребова Сурена, все были убиты. После этого, увидев, что моему брату становится все хуже, я схватил его за талию и побежал к селу Квернет, где мне дали машину, и я приехал в ОМОН. Приехав в ОМОН, я вместе с омоновцами выехал к тому месту, где оставил своего брата, но мы его на месте не нашли.
Когда я и мой брат направились в сторону леса, думая, что мы идем по направлению к селу Зар, я заметил в лесу недалеко от места происшествия следы гусениц, наверное, от БМП. Но так как доехать до места засады ему мешали деревья, он сперва находился там, а потом развернулся и уехал в сторону Кехви. Следы разворота и обратного направления четко видны на земле.
После того как поиски моего брата не дали результатов, мы решили, что его нашли другие лица, проезжавшие по дороге, но, приехав в город Цхинвал, я опять не смог узнать, где он находится. Позднее со слов брата мне стало известно, что он сперва потерял сознание в кустах, но, придя в себя, сильно захотел пить и пополз снова к этой речке. Добравшись до речки, он выпил воду и опять потерял сознание. В эту ночь он остался в бессознательном состоянии у речки. Очнувшись утром, он увидел перед собой двух грузин, один из которых был с карабином. Тот, который был с карабином, говорил другому, что никому не скажет, что нашли его, и продадут за деньги. Другой возражал ему, что мой брат им не нужен и не надо нарываться на неприятности. Во время этого разговора к ним подъехали гвардейцы и забрали моего брата в больницу села Ачабети. В течение двух дней грузины не отдавали его, но на третий день его поменяли на лицо грузинской национальности.















Жертвы трагедии


15 лет Зарской трагедии
Чибиров Анатолий Федорович
(1950 – 1992)
Во время нападения грузинских вооруженных банд на пассажирскую колонну на автодороге Цхинвал-Зар-Дзау был тяжело ранен. Решил добираться в Цхинвал через лесной массив, но в результате ранения потерял ориентир и попал в с. Кехви. По анонимным источникам, участники указанной банды схватили его и повели к реке Б. Лиахва, где отрубили ему голову, затем бросили ее в воду. Тело также привязали к тяжелому предмету и бросили в реку. До сих пор останки Р. Чибирова не обнаружены.




[center]15 лет Зарской трагедии
Джиоева Вардо Григорьевна
(1925 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Кабисов Батрадз Хазбиевич
( 1.09.1981-20.5.1992)


15 лет Зарской трагедии
Дзеранова Евгения Васильевна
(1951-1992)

15 лет Зарской трагедии
Качмазов Виталий Сергеевич
(1949-1992)





15 лет Зарской трагедии
Битиев Владимир Ектиевич
(1936 – 1992)



15 лет Зарской трагедии
Гассиева Хадизат Захарьевна
(1951 - 1992)



15 лет Зарской трагедии
Гаглоев Василий Георгиевич
(1939 - 1992)


15 лет Зарской трагедии
Гаглоева Ирина Гавриловна
(1963 – 1992)

15 лет Зарской трагедии
Джиоев Георгий Алексеевич
(1933 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Кабисов Виктор Дмитриевич
(1949 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Кокоев Леонид Ильич
(1971 –1992)

15 лет Зарской трагедии
Лалиев Икко Падоевич
(1919 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Сиукаева Земфира Викторовна
(1953 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Кумаритов Сослан Давидович
(1933 – 1992)

15 лет Зарской трагедии
Джиоева-Бесаева Земфира Вазноевна
(1947 – 20.05.1992)

15 лет Зарской трагедии
Цебоева Наталья Георгиевна
(1950-1992)


15 лет Зарской трагедии
Чочиев Ермак Елиозович
(1957-1992)


15 лет Зарской трагедии
Бязров Альберт Иванович
(1965 -1992)


15 лет Зарской трагедии
Алборова-Кочиева Ирина Ильинична
(1947-1992)


15 лет Зарской трагедии
Кокоев Иосиф Алексеевич
(1925 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Остаев Георгий Бибоевич
(1929 – 1992)


15 лет Зарской трагедии

Кочиева Назират Сарбеговна
(1936 – 1992)



15 лет Зарской трагедии
Бязрова Людмила Матвеевна
(1961– 1992)



15 лет Зарской трагедии
Джиоев Станислав Иванович
(1962 – 1992)

15 лет Зарской трагедии
Джиоев Андрей Маликоевич
(1937 - 1992)




15 лет Зарской трагедии
Кочиева Валентина Романовна
(1964 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Цебоев Георгий Харитонович
(1942 – 1992)


15 лет Зарской трагедии
Алборов Заур Васильевич
(1928-1992)



15 лет Зарской трагедии
Каиров Сергей Таймурзович
(1968-1992)



15 лет Зарской трагедии
Супруги Кокоева Светлана Зауровна Тедеев Маирбег Рубенович
(1965 – 1992) (1962 – 1992)



СПИСОК

Граждан РЮО, раненных 20 мая 1992 года

1. Дзудцова Назира Самуловна 36 лет

2. Чибирова Ирина 12 лет

3. Чибиров Руслан 4 года

4. Кокоев Леонид Ираклиевич 21 год

5. Гаглоев Емзар Иосифович 21 год

6. Плиева Марина Борисовна 50 лет

7. Тибилов Александр Суликоевич 21 год

8. Бесаева Арина Тенгизовна 23 года

9. Цховребов Сурен Газанович 58 лет

10. Кумаритов Дмитрий Григорьевич 59 лет

11. Малкаров Астемир Валерианович 4 года

12. Цховребов Вадим Шалвович 30 лет








Из выступлений на траурном митинге 23-24 мая 1992 года

З. А. БИТАРОВА

Депутат Верховного Совета
Республики Южная Осетия


С Зарской горы хлынули потоки осетинской крови на Чреба. Соседи-людоеды поголовно истребили наших усталых беженцев. Больничная площадь заалела окровавленными телами.
Все уголки Чреба огласили причитания:
– Кому мы что сделали!?
А я обращаюсь к вам, наши усталые беженцы:
– Может, вы противостояли им?
Одиннадцатилетний Батрадз Кабисов, ты еще успел прыгнуть с машины, оставив истекающего кровью дядю Володю, твое маленькое, но мужественное сердце подсказало тебе: «Бежать к едущим следом машинам». Но ты успел прокричать всего лишь: «Стреляют, назад!» – и был сражен.
Наши дорогие гости, наш северный брат Георгий Цебоев, наша сестра Цебоева Наталья, вы бы не преступили осетинский обычай, вы бы встречных путников встретили приветствием. Может и у вас требовали свою землю?
Вася Гаглоев и Женя (Циури) Дзеранова. Женя, дорогая, имя у тебя было грузинское. Вася не дал тебе его изменить, ты и по-грузински хорошо говорила, почему ты не обратилась к ним на их же языке с просьбой о пощаде. Может, твои дети не остались бы сиротами.
Маир Тедеев, Светлана Кокоева. Будучи молодыми супругами, почему вы не смогли оградить себя от беды, или вы не захотели склонить перед ними свои головы?
Может наши мудрые старшие Виктор Лалиев, Иоска Кокоев, Заур Алборов, Георгий Остаев сделали замечание этим убийцам за творимые ими зверства и они «не сдержались»?
Владимир Битиев, Георгий Джиоев, Андрей Джиоев, Сослан Кумаритов, может вы не сдержались на их зверства? Трудовой, правдолюбивый народ, как вы могли искать справедливости у двуногих диких зверей?!
Ермак Чочиев, Виталий Качмазов, мужчины в расцвете сил, скажите, ведь вы были такие мужественные.
Наша надежда, наше будущее – Славик Джиоев, Сергей Каиров, Леонид Кокоев. Да как вы не защитили себя, своих спутников?
Славик, ты более двух лет пробыл у них в заточении, твое тело все в следах от побоев и пыток. В тюрьме ты заработал болезнь, но все-таки ты сумел бежать оттуда. Сзади ты слышал их крики: «Джако убегает, не упускайте его»! Но они, эти нелюди, теперь настигли тебя на Зарской горе… А мы ведь тебя собирались послать на лечение…
Наши женщины, наши сестры, вы, видимо, не успели испугаться? Варди Джиоева, испытавшая много трудностей в жизни, ты видела, как твои младшие сестры, наши красавицы, Назират Кочиева, Земфира Джиоева, Земфира Сиукаева, Хадизат Гассиева, Ирина Алборова, Валентина Кочиева, Людмила Бязрова и Ирина Гаглоева истекали кровью. Вон красавица Гаглен распростерлась над маленьким 4-летним Астемиром и теперь его не обманешь: «У мамы кровь шла из живота», - твердит он.
Скажите вместе свое последнее слово!
Ребята, мы к вам обращаемся, младшим, Сергей и Леонид, скажите нашим славным ребятам, особенно Иналу Тасоеву: – «Сбылась их мечта». Общественность Северной Осетии по-мужски заявила на весь мир: они с нами, они рядом с нами, у нас одно сердце, одна Родина, один язык и защищать их мы будет вместе!
Север и Юг!
Плачьте, родные, у осетин мертвому почет воздают слезами!


А.Х. ГАЛАЗОВ

Председатель Верховного Совета
Северо-Осетинской ССР

Тяжело сегодня говорить.
Дорогие наши южные братья и сестры! Доблестный, свободолюбивый, храбрый и трудолюбивый народ! Сегодня нас постигло неслыханное горе. Кровожадные звери (хотя зверь не трогает ребенка, не трогает женщину), пролили много безвинной крови и, видимо, те, кто руководит их действиями, думают, что они тем самым сумеют сломить нашу веру и мы покинем землю, на которой жили наши предки. Я думаю, они глубоко ошибаются. Чем презреннее враг, тем храбрее должны быть мы, теснее сплотиться и защитить нашу землю, чтобы мы могли на ней свободно жить и трудиться.
Дорогие братья и сестры! Дорогие представители осетинского народа! Народа, который унаследовал через тысячелетия у великих скифов, сарматов, алан разум, мужество, верность дружбе с другими народами. Конечно, всем, кто совершил это зверское убийство, - расстрелял невинных детей, женщин и стариков, - нет никакого прощения и, наверное, их должен судить суд международный, чтобы показать всему миру, что таким нелюдям нет места среди нас.
Но я сегодня хочу сказать о другом. Я с детства, отрочества, юности преклонялся перед творческой, научной интеллигенцией Грузии, перед ее древней и великой культурой. И мне совершенно непонятно, как представители этой интеллигенции могут молча наблюдать за тем, что происходит уже третий год. Я считаю, что сегодняшняя трагедия лежит виной и на них. И, наверное, то, что происходит третий год на земле Южной Осетии, ляжет тяжелым пятном на историю Грузии.
Я сегодня не могу не сказать и о том, что лидеры всех стран Союза, Российской Федерации, всех стран мира, которые на своих знаменах написали лозунг и примате человеческих прав, должны, в конце концов, задуматься над тем, что хватит вот так наблюдать бездумно за тем, что происходит на земле Южной Осетии. Разве малые народы не должны защищаться большими народами!
И еще я бы хотел сказать об одном. Я считаю, что если и сегодня трагедия не донесет наше горе до стран мира, до глав правительств, до их парламентов, то нам надо подумать о том, как самим защитить себя.
Я обращаюсь к вам и считаю, что мы вот эту землю, на которой пролили кровь наши предки-аланы, должны не покидать, а должны защищать каждый сантиметр, каждую пядь этой земли. И неправда, что эту землю нам даровала Советская власть. На этой земле жили скифы, на этой земле жили сарматы, на этой земле жили аланы, они в боях проливали кровь. Сегодня проливается кровь мирных людей. И я от имени представителей Северной Осетии хочу вам заявить, что мы сделаем все необходимое для того, чтобы пойти на мирный путь переговоров, но если не прекратится кровопролитие, если будет продолжаться литься невинная кровь, то мы найдем силы для того, чтобы защитить наши села, защитить наши детей, защищать наших женщин, защищать наших стариков. Я сегодня от вашего имени, от имени многонационального народа Северной и Южной Осетии обращаюсь ко всем здравомыслящим представителям грузинского народа прекратить в конце концов бездумную компанию по «Шида Картли», «Самачабло», «Цхинвальскому региону». Свершился факт: народ определил себя Республикой Южная Осетия, и эта республика должна быть признана, а уже потом дело народа этой республики, с кем идти по жизненному пути, в какой состав или в чей состав входить. Если это не будет сделано, я считаю, что продолжится безумная политика и будет проливаться невинная кровь.
Дорогие мои сестры! Дорогие мои братья! Я прошу вас вынести это тяжелое горе, прошу вас вселять друг в друга веру и надежду и вместе, держась за руки, как говорил наш великий Коста Хетагуров, идти вперед к свету.
Рухсаг ут, наши сестры, наши братья!



ЗАРСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Тот майский день запомнили мы все,
Тот майский день от крови весь багряный,
И солнце вдруг померкло на земле
Господь тогда не сжалился над нами.

Дорога жизни превратилась вдруг
В дорогу смерти, грусти и печали.
У всех на лицах ужас был, испуг,
И что случилось – толком мы не знали.

Лишь взрывы трех гранат, потом пальба
Из пулеметов, автоматов. Боже!
И содрогалась вновь и вновь земля,
И было это все на ад похоже.

Тела, тела, которых не узнать
По лицам, лужи крови загустевшие,
Кто сможет вас за это наказать,
О, нелюди, в кустах тогда засевшие?

И мальчик в школьной форме на траве
С божественно красивым, милым личиком.
За что такое сделали тебе,
Рожденные не женщиной молодчики?!

И женщина, лежавшая ничком,
В тот миг собой прикрывшая ребенка…
Тревога, вдруг повисшая свинцом
За будущее нашего народа.

Мужья не узнавали своих жен,
И сына я искала по спортивке.
Мне повезло, но долго я потом
Рыдала и рыдала по привычке.

И полчаса безвестности о нем
Полжизни моей просто так забрали,
И нам казалось это страшным сном,
Как жить нам дальше, мы тогда не знали.

Когда же будет этому конец?-
Извечно нас волнующий вопрос.
Испепеленных тридцать шесть сердец
Господь тогда на небеса вознес.

Трава, трава, и бисер на траве
Из крови человеческой застывшей.
Двадцатое число и месяц май,
Все в нашей жизни круто изменивший.

Аза Худжиева

Брошюра подготовлена КИиП РЮО

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31