К вопросу ингушcко-осетинских отношений в 90-х гг. XX в.

30 октября 2007, Версия для печати, 5826 просмотров
К вопросу ингушcко-осетинских
отношений в 90-х гг. XX в.


Народам Кавказа, как и другим народам бывшего СССР досталось немало нерешенных в прошлом проблем. В особенности это касалось сферы межнациональных отношений. Политизация этнического фактора в сочетании с социально-экономическим положением, способствовала не только разгоранию действующих, но и возникновению скрытых или вялотекущих этнических конфликтов.
Значительным событием, способствующим обострению этнополитических процессов в регионе, было принятие Верховным Советом 26 апреля 1991 г. закона «О реабилитации репрессированных народов», включающий в себя 13 статей. Во второй статье этого закона говорится: «Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождающаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора». Ст. 3 этого закона предусматривает восстановление территориальной целостности» в том виде, какой она была до депортации. В ст. 6 предусматривается «осуществление правовых и организационных мер» по восстановлению прежних границ. Следует отметить тот факт, что закон противоречил Российской Конституции, в соответствии с которой границы республик, краев и областей, входящих в состав Российской Федерации не могли быть изменены без согласия соответствующих субъектов Федерации. В ст. 80 Конституции РСФСР 1978 г. говорилось: «Территория автономной республики не может быть изменена без ее согласия».
Принятие такого закона было трагической ошибкой, так как он еще больше накалил территориальные споры и крайне обострил этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе. Несовершенный и потому уязвимый закон стал «правовой основой» для экстремистов, которые силой оружия попытались отторгнуть Пригородный район и правобережную часть Владикавказа от Северной Осетии, в результате чего пострадали десятки тысяч представителей двух народов.
Необходимо отметить, что анализ закона «О реабилитации репрессированных народов» позволяет сделать вывод не только о его несостоятельности с точки зрения юриспруденции, но и ущербности, так как он стал одной из главных причин обострения межнациональной обстановки на Северном Кавказе.
В связи с тем, что некоторые положения Закона «О реабилитации репрессированных народов» вызвали многочисленные протесты со стороны репрессированных народов, для смягчения негативных последствий 3 июля 1992 г. был принят Закон Российской Федерации «Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации», позволивший принять отдельные законодательные акты по отношению к каждому репрессированному народу.
В целях полной реабилитации репрессированного ингушского народа 4 июня 1992 г. в Российской Федерации был принят Закон «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации». Но при этом ее границы не были четко очерчены.
25 февраля 1993 г. Президент Российской Федерации подписал Указ «О неотложных мерах по государственной поддержке становления и социально-экономического развития Ингушской Республики». В Указе говорилось о комплексе мероприятий по стабилизации социально-экономического положения республики. Но это не устранило острых натянутых взаимоотношений Ингушской Республики, вскоре переименованной в Республику Ингушетия, с Северной Осетией. Они продолжали оставаться чрезвычайно актуальными. В зоне осетино-ингушского конфликта продолжали гибнуть люди. Своевременное и заинтересованное рассмотрение проблем ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта могло бы позволить осетинской и ингушской сторонам найти взаимоприемлемые решения и позволило бы нормализовать отношения между РСО-А и РИ, возвратить и обустроить пострадавших граждан. На достижение этих задач и был нацелен переговорный процесс между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия. С этой целью 20 марта 1993 г. в Кисловодске было подписано Соглашение «О мерах по комплексному решению проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на территории Ингушской Республики и Северо-Осетинской ССР». Но оно должных результатов не принесло. Переговорный процесс никак не мог войти в русло конструктивного сотрудничества. Стороны искали пути решения возникающих проблем, но при этом не уступали друг другу в одном из главных вопросов – территориальном.
17 сентября 1996 года был издан Указ (№ 1360) «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в Республике Северная Осетия-Алания и Республике Ингушетия», который должен был координировать деятельность Федеральных органов исполнительной власти по проведению восстановительных мероприятий и защите прав и свобод граждан в зоне осетино-ингушского конфликта. Координация деятельности двух республик, находящихся в состоянии острого противостояния, требовала от представительства ведения переговорного процесса с высоким уровнем осторожности. Необходимо отметить, что представительство не только принимало участие в переговорном процессе, но и организовало его, часто преодолевая изрядное сопротивление и руководства, и общественности и населения двух республик.
С начала 1997 г. встречи председателей правительств двух республик, проводившиеся по инициативе президентского представителя, и заложившие основы постоянного диалога сторон, приобрели регулярный характер. На этих встречах согласовывались проблемные вопросы возвращения вынужденных переселенцев в места их прежнего проживания.
В августе 1997 г. по настоянию спецпредставителя была возобновлена работа по подписанию Договора «Об урегулировании отношений и о сотрудничестве между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия», который был парафирован президентами двух республик в декабре 1995 г., но подписание его в виду спорных позиций сторон откладывалось. Договор был подписан 4 сентября 1997 г. между президентами двух республик. Председатель Правительства РФ В.С. Черномырдин, присутствовавший при подписании Договора, назвал его историческим шагом и большой победой двух народов.
В Договоре устанавливалось, что стороны развивают свои отношения как дружественные и равноправные субъекты РФ, обязуются руководствоваться принципами равноправия и взаимного уважения, невмешательства во внутренние дела друг друга, неприменения силы, мирного урегулирования споров. Договор обязывал стороны взаимодействовать в целях сохранения государственной целостности РФ, укрепления гражданского мира и согласия в регионе.
Подписание данного Договора должно было стимулировать решение всего комплекса осетино-ингушских проблем, главными из которых были: принятие принципиального решения руководителями двух республик о моратории на изменение границы между ними сроком на 10-15 лет; возобновление деятельности правительственной делегации по определению административных границ РИ; принятие дополнительных мер по поддержанию правопорядка и обеспечению безопасности граждан двух республик и т.д.
Договор послужил основой принятия Программы действий органов государственной власти РФ, Республики Северная Осетия-Алания и Республики Ингушетия по преодолению последствий осетино-ингушского конфликта и оздоровлению ситуации в республиках. Активное участие в разработке этого документа, принял В.А. Каламанов, являющийся в тот период первым заместителем представителя. Программа была принята 15 октября 1997 г. Она предусматривала решение большого блока социально-экономических и финансовых вопросов, содержала меры по поддержанию правопорядка и обеспечению безопасности граждан. Особое место в программе отводилось формированию в республиках благоприятной морально-психологической обстановки.
Следует отметить, что в течение 1997 г. проводились регулярные встречи представителя Президента РФ с главами правительств двух республик, на которых рассматривались проблемы хода строительно-восстановительных работ и внедрение системы индивидуальных лицевых счетов для поэтапного перечисления на них средств, предназначенных для восстановления разрешенного в ходе конфликта жилья. В переговорном процессе представительством широко был задействован институт «народной демократии». 12 марта 1997 г. по инициативе представительства был проведен «круглый стол» с руководителями общественности двух республик на тему «Роль общественности в ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта». Несмотря на различные позиции, были найдены общие точки соприкосновения в оценке роли общественных организаций и формирование благоприятного общественного мнения по нормализации осетино-ингушских отношений.
21 мая этого же года состоялась встреча научной и творческой интеллигенции двух республик, на которой была определена их роль в миротворческом процессе, установлении добрососедских отношений между республиками.
25 мая 1997 г. в Назрани состоялась встреча председателей правительств двух республик и первого заместителя В.А. Каламанова, на которой были согласованы меры по реализации Программы совместных действий.
17 июня 1998 г. на Совещании в Правительстве Российской Федерации, на котором рассматривался ход выполнения «Программы совместных действий» спецпредставитель В.А. Каламанов в своем выступлении отмечал, что удалось наладить отношения между Президентами РСО-А и РИ на основе доверия и взаимопонимания.
4 сентября 1998 г. был подписан Договор «Об урегулировании отношений и сотрудничества» между Республикой Северная Осетия-Алания и Республикой Ингушетия. Принятые документы способствовали тому, что конфликтующие стороны получили больше полномочий в решении стоящих перед нами проблем. Некоторое время они являлись основой в нормализации этнополитической обстановки, хотя их претворение в жизнь сопровождалось значительными трудностями.
Проблема ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта все время находилась в центре внимания федеральных государственных органов власти, так как даже спустя несколько лет после конфликта необходимость миротворческих усилий президентского представительства в зоне бывшего конфликта оставалась достаточно острой. Ввиду противоречивых позиций стороны оказывались не в состоянии, без участия федерального посредничества, выработать и осуществить взаимоприемлемый механизм восстановления нормальных отношений.
Важно отметить тот факт, что в 2001 г. динамика осуществления спецпредставительством функции посредничества была не только сохранена, но и увеличена. Даже спустя годы после конфликта, двусторонние действия республик по преодолению его последствий, требовала посреднических и координационных усилий представительства Президента России в регионе. Еще оставалось много вопросов, связанных со сроками и географией возвращения вынужденных переселенцев, требующих объективного участия незаинтересованной стороны в лице представителя Президента РФ как федерального органа государственной власти.
Посредническая деятельность представительства в 2001 г. протекала в сложных общественно-политических условиях, вызванных рецидивами конфликта, которые обозначились в 2000 г. В начале 2001 г. представительство указывало на то, что усилия федерального центра, руководства Республики Северная Осетия-Алания и Республики Ингушетия оказались недостаточными для преодоления задач этнического неприятия. Деятельность спецпредставительства в 2001 г. была примечательна тем, что в ней все большее участие стал принимать новый институт федеральной власти – полномочный представитель Президента РФ в Южном федеральном округе. Это не снимало со специального представителя возложенных на него обязанностей, но теперь, находясь в оперативном подчинении Южному федеральному округу, он должен был согласовывать свои действия с его руководством. С другой стороны, полпредство Южного округа, в силу своего положения обязано было контролировать его деятельность, и могло участвовать в его работе.
16 января 2001 г. в г. Ессентуки состоялась встреча полпреда в Южном федеральном округе В.Г. Казанцева с президентами обеих республик и спецпредставителем А.В. Куликовским, результатом которой стало подписание «Плана совместных действий органов государственной власти Республики Северная Осетия-Алания, Республики Ингушетия и представительства специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта на первое полугодие 2001 г.».
План совместных действий включал комплекс мероприятий по усилению восстановительного процесса.
В период деятельности представительства Президента Российской Федерации в РСО-Алания и РИ совместно с федеральными и республиканскими органами власти удалось: добиться поступательной стабилизации и оздоровления общественно-политической обстановки в республиках и зоне постконфликтного урегулирования; продолжилось возвращение вынужденных переселенцев и их социально-бытовое обустройство; снизилось число правонарушений на межнациональной почве, хотя обстановка продолжала оставаться сложной и характеризовалась как взрывоопасная.
Анализ сделанного показывает, что органам государственной власти РСО-А и РИ совместно с федеральными органами государственной власти, несмотря на серьезное периодическое обострение обстановки в регионе, удалось добиться подвижек в решении главных проблем урегулирования, и в первую очередь, не допустить повторения противостояния и кровопролития, обеспечить равновесие и баланс противоборствующих сил в условиях, когда по главной причине конфликта – территориальной – окончательного решения, которое устраивало бы обе стороны, не принято.
Проблема остается. И еще более накаляется в последнее время, так как средства массовой информации Ингушетии постоянно ведут информационную войну против осетинского народа. Грубые выпады в адрес руководства и народа Северной Осетии, периодические требования вернуть исторические территории, дают основание рассматривать их как нежелание ингушской стороны конкретными шагами подтвердить готовность к цивилизованному диалогу для установления мира и согласия между двумя соседними народами.

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930