Политика террора Грузии

4 мая 2008, Версия для печати, 5688 просмотров
В своей повседневной деятельности по противодействию криминогенной составляющей, надзору над исполнением Законов РЮО и обеспечению закрепленных в её Конституции прав и свобод граждан, органами Прокуратуры РЮО накоплен исчерпывающий материал, неопровержимо свидетельствующий о проведении руководством Грузии системной политики государственного террора направленной на уничтожение государственно-политической и социально-экономической дееспособности независимой Республики Южная Осетия. Данный фактический материал более чем достаточен для правовой квалификации действий правительства Саакашвили как политики государственного терроризма. Более того, хронология зафиксированных на территории РЮО преступлений, указывает, что проводимая Тбилиси деятельность по организации террористических актов, похищений граждан Южной Осетии, политических убийств, нападений на посты осетинских правоохранительных органов и систематических обстрелов из стрелкового и тяжелого вооружения осетинских населенных пунктов превратилась в форму осуществления очередного геноцида осетинского народа.

За период с 2004 г. по настоящее время правоохранительными органами РЮО возбужденно 137 уголовных дел по преступлениям совершенными представителями военно-силовых ведомств Республики Грузия в отношении граждан РЮО.

Из них по преступлениям предусмотренных статьей 105 УК РФ (Убийство) - 14 уголовных дел;
- по статье 205 УК РФ (Терроризм) - 12 уголовных дел;
- по статье 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля) - 3 уголовных дела;
- по статье 126 УК РФ (похищение человека) 12 уголовных дел;
- по статье 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) 6 уголовных дел;
- по статье 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества) - 90 уголовных дел.

За указанный период сотрудниками силовых ведомств Грузии убито 28 человек; ранено 75 человек; похищено 76 человек, из которых 22 человека были незаконно осуждены правоохранительными органами Грузии. Из числа содержащихся под стражей в грузинских исправительных учреждениях 4 человека убито при невыясненных обстоятельствах.

Анализ данных уголовных дел позволяет с полным основанием сделать вывод, что руководители военно-силовых ведомств Республики Грузия привели в действие озвученный Министром ВД РГ Мерабишвили план по физическому уничтожению руководства РЮО, и сделали ставку на политику осуществления государственного террора в отношении народа и политического руководства РЮО.

В ходе расследования данных уголовных дел Генеральной Прокуратурой РЮО документально зафиксированы факты привлечения спецслужбами Грузии лиц с криминальным прошлым к террористической деятельности на территории РЮО. Генеральной Прокуратурой РЮО установлены и объявлены в розыск 17 человек из числа сотрудников МВД и МГБ Грузии причастных к совершению тяжких и особо тяжких преступлений на территории РЮО. За указанный период не зарегистрировано ни одного случая привлечения к уголовной ответственности правоохранительными органами Грузии лиц – граждан Грузии причастных к террористическим актам, фактам убийств и похищений людей в зоне конфликта. Более того, правовая вакханалия, творимая подразделениями Грузии в отношении граждан Южной Осетии в совокупности с прямым подстрекательством грузинского населения Южной Осетии к преступлениям, имеющим выраженный анти осетинский характер, подхлестнули разгул преступности на почве национальной нетерпимости в местах компактного проживания грузинского населения в Южной Осетии. В данном ракурсе недавние столь «шокировавшие» международное сообщество кадры жестокого разгона оппозиционных демонстрантов в Тбилиси, факты обнародования экс-министром Обороны Грузии И. Окруашвили данных об убийстве премьер-министра Грузии - Жвания, планов по вооруженному захвату столицы Южной Осетии и других аспектах криминально-террористической деятельности режима Саакашвили не являются новостью для народа и государственно-правовых органов Южной Осетии. Руководство Южной Осетии не раз выражало перед сторонами переговорного процесса, представителями ОБСЕ, ПАСЕ, России и США свою глубокую озабоченность политикой кровавого государственного террора, взятого на вооружение режимом Саакашвили в вопросе урегулирования сугубо политического «грузино-осетинского конфликта».

При этом исходящая от Грузии политика системного террора, с которой в повседневной реальности сталкиваются граждане Южной Осетии, органически связана с устоявшейся национал шовинистической государственно-политической традицией грузинского государства, усердно культивируемой политическими и духовными элитами Грузии в течение длительного исторического периода, и которая только в прошлом столетии дважды приводила к геноциду осетинского народа.

Несмотря на то, что наличию компонентов фашизма в действиях грузинского государства в отношении народа Южной Осетии придана точность аксиомы, многочисленные факты осуществления геноцида осетинского этноса со стороны Грузии не нашли до сих пор соответствующей правовой оценки в международном сообществе. И это притом, что при осуществлении геноцида малочисленного осетинского народа только в 1920 г. войсками грузинских национал – меньшевиков по различным оценкам погибло около 17 тысяч мирных осетин и более 50 тысяч человек изгнано в Северную Осетию. В контексте международно-уголовного права один только факт создания 17 июля 1920 г. в Грузии специальной правительственной комиссии по вопросу окончательного уничтожения и депортации южных осетин стоит отдельным пунктом как в квалификации осуществленного тогда грузинским государством геноцида осетинского народа, так и в определении геноцидной силы самого социального организма грузинского общества.

Истоки преступных тенденций системной политики фашизма и террора, четко фиксируемого в государственной политике современной Грузии в своей абсолютной части кроются в системном нарушении основополагающего, универсального принципа уголовного права - наказуемости преступления. Когда преступление не осуждено и не наказано, создаются условия для повторного его совершения. Именно факт безнаказанности совершенного Грузинским государством геноцида осетинского народа 1920 г. обусловил повторение аналогичной трагедии в 1989 - 1992 гг., а в настоящее время служит благодатной почвой в вопросе трансформации идеологии грузинского национал-фашизма в системную (узаконенную) политику государственного террора проводимого в отношении народа Южной Осетии. В аспекте изложенного особую актуальность в вопросе дальнейшего обеспечения неотъемлемых прав и свобод народа Южной Осетии и ограждения его от посягательств сопредельной Грузии приобретает проблема доведения до международного сообщества многочисленных фактов террористической деятельности нынешнего грузинского режима.

Само правовое определение понятия государственный терроризм предполагает собой форму политически мотивированной деятельности государственно-политических или иных групп, сочетающей в себе психологический (устрашение) и физический (убийства и другие насильственные действия) компоненты, и которые осуществляются с целью принуждения определенной социально-этнической или иной группы к выполнению своих политических требований.

Политико-мотивационным составляющим в системе политики грузинского государственного терроризма является тезис «восстановления территориальной целостности современного грузинского государства в рамках границ бывшей ГССР». Являясь по своей сути имперской догмой, указанный тезис предполагает собой достижение Грузией неоколониального господства над историческими территориями народов Южной Осетии и Абхазии. И хотя имперские устремления грузинского государства лишены всяких историко-правовых оснований, и безусловно ущербны с точки зрения международного права, в качестве основы политико-идеологической мотивации государственно-террористической деятельности режима Саакашвили они находит прямую военно-политическую поддержку США, в сомнительных кулуарах Госдепа которого был зачат и рожден в виде «революции роз» нынешний преступный режим Грузии, а также стран НАТО и ОБСЕ – организации представленной наблюдателем в переговорном процессе в рамках СКК.

Получая необходимую политическую и военно-методологическую подпитку от Вашингтона, не раз озвучившего свою заинтересованность в установлении собственного контроля над территорией Южной Осетии, режим Саакашвили системно модернизировав армию, превратил Грузию в самое милитаризированное государство на Южном Кавказе и реанимировав методы действий одного из идейных лидеров грузинского фашизма - Звиада Гамсахурдиа, продолжил традиционную для грузинского государства политику геноцида осетинского народа, модернизировав при этом идеологию грузинского фашизма разработанными в Госдепе США технологиями по устранению не угодных правительств. В соответствии с этими сценариями, которые были опробованы на некоторых странах Восточной Европы, Африки и латинской Америки, режимом Саакашвили было инициировано создание террористической организация под названием «альтернативное правительство Южной Осетии». При этом руководство Грузии и не скрывает, что главной целью данного проекта является подписание между Грузией и этой никого не представляющей нелегитимной организацией договора о вхождение Южной Осетии в состав Грузии. Верхом же цинизма и маразма в процессе разворачивания провокационного шоу под названием «альтернативное правительство Южной Осетии» стало то, что о создании этой организации было объявлено в контролируемом грузинской стороной сел. Еред, где во время геноцида 1991 -1992 г. в самых уродливых традициях грузинского национал-фашизма было живьем закопано в землю 12 мирных осетин. Размещена же данная структура в анклаве грузинских сел Южной Осетии, где в 1991 – 1992 гг. грузинским фашизмом были проведены этнические чистки осетин когда-то составлявших около 40 % населения этих территорий, и куда ни один осетинский беженец не был возвращен.

Под знаменами этой организации, которая по аналогии с Панкисским ущельем успела превратиться в плацдарм совершения провокаций и террористических актов на территории РЮО грузинские спецслужбы привлекли различные криминальные элементы, в том числе осетинской национальности, включая и таких которые находятся в уголовном розыске по линии Интерпола. И не удивительно, что с момента ввода в действие этого преступного проекта, в зоне конфликта зафиксирован резкий скачок роста количества терактов и преступлений связанных с убийствами, похищениями людей.

В данном ракурсе самым парадоксальным с точки зрения самой морали международного права является то, что ведущие страны запада, считающие себя чуть ли не оплотом демократии, и заявляющие о превалировании в Международном праве принципа универсальности прав народов и человека закрывают глаза на беспрецедентное ущемление неотъемлемых прав осетинского народа, который, неся огромные для малочисленного этноса экономические, моральные и физические потери, неотрывно следуя в фарватере общепринятых норм демократии терпеливо и на основании Закона добивается реализации своих неотъемлемых прав, закрепленных в Уставе ООН. При этом Запад, следуя на поводу фрондирующего руководства Грузии и используя двойные, а то и тройные стандарты всеми мерами принимает активное участие в попытках некой легитимизации этой по сути террористической организации, включая финансирование и предоставление его главарям политических трибун Европы.

Политика США и его союзников в отношении народа Южной Осетии наглядный пример того, как в угоду глобальных геополитических амбиций направленных на изменение военно-политической ситуации в конкретном регионе приносится в жертву неотъемлемые и безусловные права малочисленного, разделенного этноса.

Грузия, цинично торпедируя с безусловного покровительства Запада проблему справедливого урегулирования «грузино-осетинского конфликта» превратила вопрос установления добрососедских отношений между этими народами в полигон применения различных реакционно-террористических технологий воздействия на народ Южной Осетии. Цель данной политики очевидна - это принуждение Южной Осетии к отказу от независимости и принятие политических требований руководства Грузии способом системного ущемления неотъемлемых прав граждан Южной Осетии.

При всем этом Саакашвили не брезгует и такими уродливыми с точки зрения морали действиями как целенаправленное создание условий для наступления гуманитарной катастрофы способом умышленного лишения населения столицы Южной Осетии г. Цхинвал питьевой воды. Как это было продемонстрировано в летние месяцы 2007 года, когда преступный режим Тбилиси умышленно повредив водовод Эдис-Цхинвал на контролируемом им участке в селе Курта, два месяца не допускал осетинские ремонтные бригады к месту совершения диверсии, увязывая вопрос возобновления водоснабжения Цхинвала с чисто политическими аспектами грузино-осетинских взаимоотношений. Тут уже не приходится говорить о жесточайшей транспортной и продовольственной блокаде осетинских сел зоны конфликта, права и свободы жителей которых подвергаются системному ущемлению на незаконно выставленных в нарушение ранее достигнутых договоренностей постах грузинских силовых ведомств.

Режим Саакашвили декларируя ширму приверженности к мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта, действуя вразрез со всеми достигнутыми в рамках СКК договоренностями и взятыми на себя обязательствами, всячески пытается дискредитировать ССПМ, сорвать выполнение их миротворческой миссии и переговорного процесса в целом, тем самым, создавая почву для новой вооруженной агрессии против Южной Осетии.

С 1992 года - начала миротворческой операции в зоне грузино-осетинского конфликта и вплоть до прихода к власти режима Саакашвили за все время осуществления миротворческой миссии в зоне грузино-осетинского конфликта потерь среди личного состава Миротворческих сил не было. Более того, миротворческая операция в Южной Осетии была признана мировым сообществом уникальной и одной из самых успешных за всю историю проведения подобных операций. Однако, с 2004 г. провокации направленные против российских и осетинских сил поддержания мира в зоне конфликта зачастую напоминают сводки военных действий, и имеют весьма широкий диапазон, включающий в себя кроме непрерывных провокаций меры открытого физического противодействия по осуществлению ими своей миротворческой миссии похищения и убийства военнослужащих.

Наблюдая данные идущие в разрез с нормами общечеловеческой морали и права преступные действия грузинского руководства, и нулевую реакцию мирового сообщества на факт развязывания режимом Саакашвили политики государственного террора в отношении граждан РЮО, становится предельно ясно, что выработанные международным сообществом контрольные механизмы защиты прав человека и целых народов, мягко говоря, недееспособны. Более того, происходящее в Южной Осетии дает основание констатировать, что некоторые западные страны и организации по безусловному факту им оказываемой военно-политической поддержки режима Саакашвили приобщаются к геноциду народа Южной Осетии, по осознанному умыслу фактически становясь соучастниками преступлений Грузинского руководства.
Выражаем благодарность за предоставленный материал Прокуратуре Республики Южная Осетия

ИА ОСинформ

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930