«Осетины вы негодные, вам нужно всю кровь выпить»

8 июня 2008, Версия для печати, 7110 просмотров
Я Евразия Кабулова, беженка из с.Уанат, что расположено рядом селом Дменис. Село у нас было вперемешку, осетины и грузины жили все нормально, проблем не было. Жили мы там всей семей: отец, мать и четыре сестры. Одна из моих сестер, которая была замужем в с. Гуджарет, Карельского района Грузии, овдовела как раз перед войной. Она ждала ребенка, когда была вынуждена бежать из с. Гуджарет. Дочка моей другой сестры родилась у нас как раз 23 декабря 1989 г. Ребенку было несколько дней, когда и в нашем селе грузины начали «вольничать». У старшей сестры было три ребенка: полтора года, три и девять, она была разведена. Так нас и застал 1990 год. Многие соседи-осетины узнав, что все дороги перекрыты грузиснкими неформальными вооруженными группами и грузинской милицией, покинули своя дома, но часть, в том числе и мы, осталась, надеясь что все скоро закончиться.

Грузины к нам периодически приходили в дом, обычно ночью, обстреливали. Неформалы были всегда такие немытые, вонючие, бородатые, с автоматами, они на людей даже не походили.
Ходили они всегда группами по 5-7 человек. Одни из них держали нас под прицелом, а другие шарили по дому, переворачивали мебель. По обычаю, для девушек на выданье приготавливают новые постельные принадлежности – матрасы, одеяла, у нас было по четыре пары для каждой. Они их забрали. Вплоть до орехов, масла и фасоли. Забирали все, что могли унести в руках. Когда мы их спрашивали, то они говорили «это за то, что вы в Цхинвале ведете себя неправильно, воюете». Наших кур всех повылавливали, правда мы потом одну еще нашли, наверно, спрятался. Скот тоже угнали. Если что-то одна группа не уносила, в следующий раз забирали остальные. Стерпеть можно было все, но когда они, придя в очередной раз, начали говорить, чтобы мы пошли с ними в штаб, что им нужны девушки… но потом они почему-то быстро-быстро собрались и ушли. Не знаю, что нас тогда спасло. Как только рассвело, я забрала племянницу (она тогда ходила в 3 класс) и через горы мы спустились в п. Джава. Так как у сестры на руках был двухнедельный ребенок, она с ним осталась пока дома.

Но грузины пришли снова. Как рассказывала потом сестра, они разрезали на ней одежу, отец бросился защищать дочь. Грузины избили его прикладами автоматов. Что еще оставалась делать сестре с маленьким двухнедельным ребенком на руках, она и все остальные члены семьи вынуждены были через горы, по лесам, спуститься в Джаву. Все ценное, что было, забрали грузины, все, что могли взять с собой. Дома осталась только мать. Отец увел сестер с детьми, да и сам не мог остаться после того, как его избили до полусмерти. Но и мать грузины не оставляли в покое, периодически обстреливали дом. Дом и ворота были изрешеченные пулями.
В 1993-м, когда все немного улеглось, отец с матерью вернулись обратно в с. Уанат. Но в нашем доме уже жила грузинская семья. Они не отдавали нам наш же дом. Конечно, у нас дом был новый, отец столько сил потратил на его строительство. «У нас много детей, а вода в доме не идет. Вы сами идите жить в наш дом» Благодаря грузинским милиционерам родители смогли вернуть свое жилье. Снова завели родители маленькое хозяйство, двух свиней. Обработали свой огород. Но жители села не давали им покоя. Сначала увели свиней, потом, как будто там никого и нет, при родителях срывали наш виноград. Что они могли сделать, в селе не осталось осетин, только несколько смешанных семей - у кого жена-грузинка, у кого муж-грузин, все остальные семьи ушли из села.

Когда родители обрабатывали свой огород, то грузины села не упускали шанса поиздеваться над ними: «Вы что здесь остаетесь жить?», «Вы еще не собирайтесь убраться?», «Сколько можно вас терпеть, осетины», «Осетины вы негодные, вам нужно всю кровь выпить». И это им говорили соседи, с которыми мы прожили всю свою жизнь. Как можно была нас так ненавидеть, жить с нами бок о бок столько лет, и скрывать свое истинное отношение к нам. Все знали моего отца, это был совершенно тихий и мирный человек. Лишнего слова от него никто бы не услышал. Родители ушли. Отец долго не прожил, сердце его не выдержало.
Из Джавы мы перебрались в Цхинвал. Куда нам было деваться, у нас никого не было в городе из родственников. Да в то время столько переселенцев и беженцев было в городе. Авиационный завод был построен перед самой войной, при заводе был садик, он был, конечно, не достроен, но тем, кому негде было жить, у кого не было крыши над головой, было не из чего выбирать, туда заселились, и мы тоже. Это наши родители, старшая сестра с тремя детьми, я со средней сестрой, младшая сестра с маленьким ребенком.
Через некоторое время я встретила нашу бывшую соседку по селу, она со своей семей и многие еще беженцы жили в общежитии Сельхозтехникума. Старшая сестра с тремя детьми осталась жить в садике, а остальные переселились в общежитие.
С тех пор там и живем.
Записала Оксана Хубежты,
корреспондент сайта скк

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930