Очевидцы трагедии в Южной Осетии свидетельствуют о зверствах грузинских военных

2 сентября 2008, Версия для печати, 6812 просмотров
c места события 

Максим Макарычев, Владикавказ-Москва 


Вылазки грузинских боевиков в Южной Осетии начались, вопреки общему мнению, не в ночь на 7-е, а 1 августа.

В этот день грузинские снайперы убили 6 человек, из которых четверо были мирными жителями. 2 августа с грузинской стороны начался плотный минометный обстрел, огонь велся по расположению войск, обстреливалось здание минобороны. Цхинвал, казалось, снова стал привыкать к обстрелам с грузинской стороны. Все это продолжалось почти неделю. По словам местных жителей, 7 августа в связи с приездом представителя российского МИД Юрия Попова и его переговоров с грузинами стало днем надежды на мирное разрешение конфликта. Тем более что вечером Саакашвили заверил, что никогда не откроет огонь по осетинам. Поэтому новые обстрелы, начавшиеся с наступлением темноты, не побудили Инала Плиева покинуть кабинет. Но ближе к полуночи, по его словам, "начался ад".

"Мы даже не могли вообразить подобное"

Начальник информационного отдела министерства по особым делам правительства Южной Осетии и глава пресс-службы южноосетинской части миротворческого контингента СКК в ЮО Инал Плиев: "около 23 часов грузины открыли огонь из крупнокалиберных минометов и установок залпового огня "Град" по жилым кварталам. Причем огонь был настолько массированным, что речь шла не о том, сколько секунд проходило между выстрелами, а о том, сколько взрывов было в течение одной секунды. Одновременно раздавалось несколько сотен взрывов в разных частях города. Огонь планомерно и явно подготовленно велся по всем частям города, может быть, за исключением 100-200 метров территории, прилегающей к грузинским селам. Буквально через 10 минут после начала обстрела Цхинвала отключился свет. Мы, конечно, знали о том, что грузины не держат слово, но то, что на спящий город после обещаний Саакашвили о мире обрушится залповый огонь, не мог предположить никто".

Уже потом стало известно, что грузины заранее подтянули к Цхинвалу новейшее тяжелое вооружение, при этом камуфлируя его под хозяйственную технику. Но самое главное было в том, что разработанный явно не впопыхах план атаки на Цхинвал предусматривал лишение жителей города малейшей возможности эвакуации и был нацелен на максимальные потери среди населения.

Инал Плиев: "Чтобы подчеркнуть преступления Грузии, достаточно сказать, что в Цхинвале не было ни одного военного объекта, за исключением штаба миротворцев. И эта территория не была какой-то укрепленной крепостью, здесь находились казармы и столовая, командный пункт. Только в первые минуты нападения на городок, находящийся под защитой международного права, было убито 12 российских миротворцев и множество ранено. Сгорело два верхних этажа центрального трехэтажного здания".

В эту ночь Южная Осетия понесла наибольшие потери среди мирного населения. Цхинвал подвергся сначала массированному варварскому обстрелу, а затем карательной зачистке, которая напомнила эпизоды второй мировой войны.

"Это было хуже Сталинграда"

Вот лишь несколько эпизодов. Грузинский танк въехал на территорию кладбища, проехал по всем могилам и сжег находившуюся там церковь. Было убито несколько прихожан. Разрушен храм Святого Георгия VIII века, целенаправленно выстрелами из гранатомета были уничтожены памятники "отцу" осетинской письменности, поэту Косте Хетагурову и легендарному комдиву Великой Отечественной войны Исе Плиеву.

Из уст в уста передавалась жуткая история о том, как грузинские танкисты сожгли пытавшуюся выехать из города осетинскую семью. Грузинский танк хладнокровно расстрелял из пушки пытавшиеся выехать из города "Жигули".

Инал Плиев: "Такое впечатление, что грузины и иностранные наемники получили приказ сжигать все на своем пути и истреблять всех людей репродуктивного возраста. Сейчас много говорят о катастрофе в Цхинвале, но забывают упомянуть о том ужасе, который происходил в югоосетинских селах, откуда не смогли выбраться женщины, старики и дети. Мне рассказывали множество историй. В них прослеживается одна тенденция. Грузины, входившие в села, сразу же отводили в сторону пожилых людей, мол, что с вас взять. И тут же расстреливали молодых мужчин, а следом всех тех женщин, кто мог бы продолжать род. Это было настоящее истребление. В одном из сел грузины согнали в жилой дом семерых молодых девушек, заперли их внутри и ударили по дому залпом из танка. Они тронулись с места, только дождавшись, когда сгорит дом.

В самом Цхинвале массированный огонь не оставлял людям шанса на спасение. Больше всего повезло жителям двух, трех-, пятиэтажных домов, которые сумели укрыться в подвалах этих домов. Там они провели не просто несколько часов, а несколько суток".

В прессе уже неоднократно называлась цифра в две тысячи погибших жителей Цхинвала. Если вдуматься, это пять процентов от общего числа людей, живших до агрессии в югоосетинской столице. Правда, с одной существенной оговоркой. Этот трагический показатель не учитывает тех людей, чьи останки еще не извлечены из руин. В воскресенье стало известно о том, что каждое десятое здание в Цхинвале не подлежит восстановлению. Наши коллеги из веб-портала "Осетинское радио и телевидение" взяли на себя задачу документально зафиксировать показания очевидцев трагедии. Пусть скажут те, кто пережил этот ужас.

Нелли Бикоева, завуч государственного "Лицея Искусств" Цхинвала: "С седьмого по девятое августа мы просидели в подвале, где даже не было воды. Обстрел был такой сильный, что мы не могли выйти, подняться на этаж и принести бутылку воды. То, что происходило вот в эти дни, не сравнимо с тем, что творилось до этого семнадцать лет. Это было что-то невероятное. Я не знаю, как можно было обстреливать мирный город из "Града" крупнокалиберными снарядами. Город в таком состоянии... Ни одного целого дома... Ни одного! Вы хоть представляете себе это? От улицы Островского остались одни камни... Это хуже Сталинграда!"

Сармат Хубулов, художник: "Нас было 7 человек - бабушка, дедушка, тетя, две маленькие сестры и племянник. Мы спали, вдруг начались взрывы. Один из минометных снарядов попал в наш балкон. Мы сразу побежали в подвал, я взял документы и что было потеплее из одежды. Часа через два стрельба прекратилась, я поднялся и лег спать. Мы ведь привыкли, что обычно стрельба быстро прекращается, я спал, когда начали стрелять из "Града", я вернулся в подвал. Теперь уже на целых 4 дня.

Улица Ленина горела. Утром 8 августа около 9 часов в город уже вошли грузинские танки. На нашей улице Таболова было 4 танка, и они стреляли прямо в наш корпус. Пока они разворачивались, мы думали, что это русские, выглянули из подвалов, а они нас заметили и стали по подъезду бить. Потом они вышли из танков и взломали соседний магазин, кафе "Асель", достали пиво, расселись на танках и стали петь по-грузински.

Вечером того же дня по нашей улице проезжала машина. Видимо, отец хотел ребенка увезти из города. Почему-то они притормозили на перекрестке Исака и Героев, и сзади в них выстрелил танк. Причем они знали, что в машине ребенок. Это видели соседи, этот случай почти весь город знает. А еще я наемников видел своими глазами. Вот как это было: я в затишье побежал к матери на вокзал, она там рядом живет. А потом снова стрелять начали, пришлось там остаться, потому что туда уже приближались танки. Мы были в подвале - несколько военных, друг, сосед, еще четверо парней. Когда танки достаточно приблизились, мой друг Славик подбил их из гранатомета, оба! Из одного танка вылезли двое, они почти горели и забежали в подъезд. Увидев нас, они стали стрелять. Наши ребята в них выстрелили и убили их. Эти убитые были корейцами. А еще один засел под танком и оттуда стрелял в нас. Потом мой друг снова из гранатомета выстрелил и убил его. И мы все увидели, что это был негр. Я видел его своими глазами".

Марина Козаева, заведующая отделом Полиграфического объединения РЮО: "Всю первую ночь бомбежек мы провели в подвале, выйти было нельзя, так сильно стреляли. Утром прошли слухи, что грузины контролируют Знаурский район и что села, расположенные близко к городу, они тоже взяли. Мы этому не верили. Потом вдруг в город с юга вошли танки и поехали по нашей улице. Мы им очень обрадовались, думали, что наконец-то подошли русские ... Мы даже выбежали им навстречу. От колонны отошли два танка и направились прямо к нашему корпусу, и мы вдруг увидели на них грузинские надписи. Мы сразу развернулись и побежали обратно в подвал, а танки обошли вокруг нашего корпуса, остановились и начали по нему стрелять. Потом они поехали по нашей улице к постам. Один из этих двух танков наши ребята подбили, а второй упал в оросительный канал. Этим ребятам, которые подбили танк, было где-то от 18 до 24 лет, и из оружия у них были только автоматы, один пулемет и один АГС.

Мои сыновья остались в городе... Где моя невестка - я не знаю. Соседи говорили, что утром восьмого числа грузины спускались в подвалы и забирали молодых женщин. Еще сказали, что они выводили мужчин и расстреливали... Очень много мужчин они убили. Все те, кто проехал через Тбет (село в Южной Осетии. - Прим.), много говорят об одной сожженной машине, в которой нашли пять детских черепов".

"Русских оставили на десерт"

Каратели, а иного слова для тех нелюдей, которые проводили свою жестокую операцию в Цхинвале, нет, не скрывали, что их главной целью были не только мирные граждане, но и российские военные.

Лиана Зассеева: "Когда грузины были в подвале, они сказали: "Мы стреляем не в осетин, мы пришли убивать русских солдат. Если они здесь, мы их убьем". Еще они предложили переправить осетин в Тбилиси, но никто из наших на это не согласился".

Инал Плиев: "Из своего рабочего кабинета я прибежал в городок миротворцев. Ребята укрывались в хозяйственных постройках. Я попросил их дать мне гранату или пистолет. Если есть выбор - умереть с позором под пытками или умереть как мужчина, я хотел выбрать второе. Мимо нашего миротворческого городка проехали грузинские танки. Демонстративно, победоносно, словно показывая, что русские и осетины никуда от них не денутся, словно оставляя нас на десерт. Мол, сейчас зачистим город, а потом возьмемся за самое сладкое, за вас, остававшихся в кольце окружения. Я понимал, что если нас возьмут в плен, то в самом лучшем случае нам просто перережут горло, как многим мужчинам в Цхинвале".

По словам Инала, он отправил несколько эсэмэс близким, в которых уже попрощался с ними.

В этот момент в небе над Цхинвалом закружили российские штурмовики. И к нашим миротворцам и жителям Южной Осетии пришла долгожданная помощь.

Эпилог

При мне один осетинский журналист несколько раз "сбросил" телефон звонившего, заметив: "Звонят грузинские коллеги. Нет у меня больше друзей среди них". Чтобы там ни говорили, а акция Саакашвили породила в сердцах осетин сильную ненависть к своим южным соседям. Как минимум, на десятилетия...

Саакашвили, похоже, еще не осознал, что он натворил. Но тяжкое похмелье тем и плохо, что оно неизменно наступает после казавшейся безудержной пирушки.

Спустя три года подручные Саакашвили устроили в Южной Осетии самый настоящий террор и геноцид. В свое время мир содрогнулся, посмотрев фильм гениального Ромма "Обыкновенный фашизм". Несмотря на то, что жизнь продолжается и надо идти вперед, нельзя забывать о тех зверствах, которые произошли в мирной республике. Надо писать о фашизме, чтобы помнили.



Опубликовано в РГ (Неделя) N4734 от 21 августа 2008 г.

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031