Алина Джиоева

27 сентября 2008, Версия для печати, 5344 просмотра
"В голове все сохранилось как-то отрывками. Помню, утром после первого обстрела, стало страшно тихо. Меня поймут только те, кто был в городе, когда после того грохота болели уши. Я еще подумала птицы не поют, они все куда-то делись, как в первую войну, тогда они тоже первое время летали стаями, а потом исчезли. Мы с соседями еще подумали, мужчин нет, они все были кто на посту, кто на роботе. Нужно бежать к миротворцам. Вдруг как - будто нас услышали, появился какой-то парень с автоматом, мы сразу начали его расспрашивать. Он нам только сказал миротворцев больше нет, их разбомбили. Представьте, что мы тогда испытали. 


А после войны к нам приезжал Гергиев, Маринский театр. Кто не мечтал хоть когда - нибудь услышать музыку в их исполнении? Но на концерте слушая музыку я вдруг отключалась и думала о том, кому я еще не позвонила, чтобы узнать о судьбе своих соседей, знакомых ? Под музыку Шостаковича думала о том, что все родные живы, а многие в городе целыми семьями погибли, а я сижу, живая, и еще слушаю музыку. Я себя успокаивала, что это молебен, это месса по погибшим. Ощущение жуткое, я не могу передать его словами. Мы виноваты перед теми, которых не смогли спасти".
 
http://www.osetinfo.ru/

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930