Елизавета Петраченко: «Когда я увидела наш разрушенный город, мне захотелось плакать»

26 октября 2008, Версия для печати, 5509 просмотров
 24 октября 2008  
Мне еще 12 лет, а я уже пережила две войны: в 2004 и 2008 годах. С той войны, в 2004 году, я запомнила, как я и мама возвращались домой, и нас начали обстреливать с грузинского села Тамарашени. Моя мама бежала впереди меня вдоль домов, чтобы в случае чего, пуля попала в маму, а не в меня.
1 августа 2008 года снова начали стрелять. Мы все были дома на первом этаже. Мои маленькие сестры сидели на диване, они очень испугались и даже начали дрожать и плакать. Они прижались к дедушке и спрашивали его, почему опять стреляют. Мы долго так просидели, все остальные дни и ночи тоже стреляли. Помню, около трех часов, мама меня разбудила и сказала идти вниз, потому что опять стреляли. Мы все спустились, ведь на первом этаже было безопаснее. Там и заснули. 
6 августа мы пошли на рынок и запаслись продуктами, мама сказала, что если начнется война, магазины закроются и надо купить пищу. 
7 августа днем мои младшие сестры быстро-быстро уехали, опять началась стрельба. Я не уехала, потому что в машине больше не было мест. Вечером, президент Грузии Саакашвили сказал по телевизору, что не будет ни одного со стороны грузин, если даже осетины начнут стрелять. Мы все поверили и спокойно легли спать, хотя я про себя подумала: «С чего это Саакашвили так раздобрел?». Около 12 часов ночи мы проснулись от взрывов, быстро-быстро забежали в ванную. Мы не спустились в подвал, потому вход туда оказался опасен, к тому же туда залетела пуля. Мы занесли в ванную стулья. Нас было пятеро: я, мама, старшая сестра, тетя и дедушка. Папы, конечно, с нами не было, он пошел воевать. Я за него очень переживала. Мы целую ночь не смогли уснуть. Взрывы становились сильнее и чаще. Я боялась, если в наш дом попадет снаряд , куда мы денемся. У ближайших соседей подвала нет, подвал есть только у дальних соседей. А на двор выходить было опасно. Я сидела на стуле, прижавшись к маме. Я думала, что до утра все закончится, я даже не думала, что просижу в подвале четыре дня. Так я заснула на стуле. Утром я проснулась от взрывов и подумала: «неужели снова?». Мы целый день опять провели в ванной. Когда чуть-чуть переставали стрелять, мама выбегала на улицу, успевала переговорить с соседями и приносила какую-нибудь информацию. Всегда нехорошую. Мы переговаривались по телефону с соседями и успокаивали друг друга. Мы часто переговаривались с одним знакомым, который нам говорил новую информацию и успокаивал нас. Он говорил, что русские скоро приедут и все будет хорошо. Стали ходить разные слухи. Говорили, что Главнокомандующего миротворческими силами Марата Кулахметова убили, главнокомандующего ополченцев Бала Бестаева убили, что убили певца Сослана Хассиева. Но потом выяснилось, что это неправда. 
9 августа грузины уже подняли авиацию. Мне было слышно, как они летели над нами, мы все замирали. Неужели на наш дом упадет бомба? Я такое только по телевизору видела, а это на самом деле. Я слышала, с каким звуком летели снаряды. Может быть, это были «Грады», которые предназначались для истребления малочисленного осетинского народа. Когда мы узнали, что грузины в городе, мы очень испугались. Нам позвонила родственница и сказала, что по ее улице проехали грузинские танки, что она их видела. Когда мы это услышали, то очень испугались. Мы слышали, что грузины ко многим заходили в подвалы и убивали людей. По телефону мы начали узнавать, что грузины начали занимать осетинские села. Мы чуть не потеряли надежду. Нам с разных городов звонили родственники и говорили, что на помощь едут русские. Присылали смс со словами: «Вы живы? Умоляем вас! Едет много техники!». Моя старшая сестра поставила в ванной икону Божьей Матери и зажгла свечки, мы начали молиться. Мы собрали все свои документы. Наступил такой момент, что мы ниоткуда не узнавали никакой информации. Все наши мобильные сели. Неужели грузины придут к нам и рас стреляют нас всех? Меня старались успокоить, 11 августа уже чуть-чуть утихло. На нашу улицу приехало очень много русских танков. Эта была 58 армия. Их было очень много. Мы все выбежали на улицу. Я отнесла им цветы. Мама вынесла им картошку, сыр , хлеб, воду. Потом я и мама побежали в больницу, которая была рядом. Приехали машины скорой помощи с Владикавказа и загружали раненных. Их было очень-очень много. Мой папа тоже помогал выносить раненых. Мне было их очень жалко. Я видела одного с перевязанными глазами. Мне стало почему-то страшно, и я поспешила домой. Вдруг к нам зашли папа вместе с добровольцами из Беслана и Владикавказа. И они сказали: «Победа!» мы все начали плакать от счастья.
12 августа я и моя старшая сестра уехали во Владикавказ. 14 августа я приехала обратно. Когда я увидела наш разрушенный город, мне захотелось плакать. Очень-очень много домов сгорело и разрушилось. Я узнала, что много наших ребят погибло, защищая нашу маленькую Осетию. А сколько мирных жителей, стариков, детей, женщин погибло страшной смертью? А скольких похоронили в своих огородах. Я узнала, что грузины расстреляли целый русский батальон. Как жалко их матерей. Я взяла карандаш и написала стих.
Я благодарю Россию за то, что она нам помогла. Опоздав они на несколько часов, маленькой Южной Осетии наверно больше бы не было.
Спасибо Медведеву и Путину, что Россия признала нас и провозгласила Независимость Республики Южная Осетия.

Источник - ГКИП.

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031