"Казалось, этот кошмар никогда не закончится"

26 октября 2008, Версия для печати, 5249 просмотров
 Рассказывает Лали Тедеева, 23-летняя жительница улицы Гафеза, сотрудник ГТРК «ИР»

К чему мы, жители Южной Осетии, привыкли за последние два десятилетия, так это к жизни на пороховой бочке. Но тот день, 7 августа, запечатлелся в памяти очень четко – в воздухе ощущалась необъяснимая, вместе с тем, явная угроза – казалось обстановка накалилась до предела… Возвращаясь с работы я заметила, что несмотря на то, что был еще ранний вечер улицы были пустынны – ни людского, ни транспортного движения… Во дворе многоэтажки, где я живу, меня плотной толпой окружили соседки, задавая разъедавший душу вопрос: «Как обстановка? Что говорят?», на что я, вопреки обычному «Все обойдется, повода для паники нет» чисто интуитивно выпалила: «Все плохо…» и бросилась домой, на второй этаж к больной матери, страдающей астмой и гипертонией, 60-летней «сердечнице», малейшее волнение для которой могло оказаться губительным для ее здоровья. Опираясь на свое предчувствие, быстро собрала документы, тонометр и лекарства моей мамы и принялась ждать… Все мои тревоги и сомнения развеяли слова Саакашвили, с улыбкой заверявшего с экрана о неприемлемости силового решения конфликта, после чего легла спать… Около полуночи проснулась от ужасного грохота. Мы с мамой спустились в подвал, где уже собралось человек 25. Всю ночь стрельба не смолкала ни на секунду. Мужчины пытались по звукам определить, из какого оружия ведется обстрел, ведь такой оглушающий сознание грохот нам приходилось слышать впервые. И какой ужас нас охватил, когда подтвердилось худшее – стреляют из всех видов оружия, в том числе из системы залпового огня «Град». Наутро стрельба немного стихла и мы с мамой поднялись в квартиру, чтобы забрать сумку с лекарствами, о которой в спешке забыли ночью. Это заняло бы всего пару минут, но из-за того, что нужно было укрываться от летевших во все стороны осколков стекла, больно врезавшихся в тело, мы задержались. К тому времени стрельба вновь усилилась, пришлось укрыться в коридоре. От ударов авиации и разрываемых снарядов сотрясались стены. Именно в этот момент в наш подъезд забежали несколько ополченцев из нашего района, умолявших: «Пить!» На них было страшно смотреть, пот лил с них градом. Ополченцы предупредили, что грузинские танки пытаются прорвать оборону города с южной окраины, и у них нет оружия, чтобы их сдерживать. Мой мозг лихорадочно пытался «переварить» услышанное, какой смысл возвращаться в подвал, когда уже заведомо все кончено. И тогда у меня началась жуткая истерика, соседи, испугавшись, выбежали из подвала и силком затащили обратно. Вначале я безудержно глотала успокоительные, но в определенный момент решила больше не поддерживать организм «валерьянкой», чтобы в случае, если грузины войдут в подвал, поскорее умереть… 
Наутро, когда стрельба немного ослабла, ополченцы заставили нас покинуть подвалы и провели нас в бункер школы №5. К тому времени мы уже знали, что грузинские войска свободно перемещаются по городу, превращая в руины дома, расстреливают жителей, не щадя ни женщин, ни детей. Добравшись, мы увидели, что бункер в котором предстояло провести вторую ночь был забит под завязку – сюда в поисках спасения прибежали жители многоэтажек улицы Гафеза, улицы Мамсурова, конца улицы Ленина. Было темно, сыро, грязно и страшно… Что может испытывать человек, сидящий в сыром, темном переполненном помещении среди таких же, потерявших всякую надежду на чудесное спасение, когда грохот собственного сердца заглушал грохот, доносившийся снаружи? Дикий ужас, подползающий с каждым выстрелом, дыхание неминуемой смерти… Уму было непостижимо, как в XXI веке оказалось возможным бомбардировки спящего мирного населения. Я мысленно раз сто попрощалась со своими родными, со своим племянником, Сергеем, который еще до начала штурма ушел добровольцем, и о котором на тот момент не знала ничего – жив ли он, ранен ли… Тем не менее не переставала молить Бога о спасении. До сих пор перед глазами держится картина – как сидящие в подвале люди, все как один и каждый по-своему молился Богу, по мере нарастания интенсивности обстрела ускоряя и усиливая слова молитвы. Казалось, Бог не слышит наших стенаний сквозь шквальный огонь, которым был накрыт наш маленький городок. Мы и не надеялись, что в городе, кроме нас есть еще выжившие – огонь такой интенсивности и продолжительности не мог оставить в живых ни единой души. И то что это не так, сейчас я объясняю не только мужеством и самоотверженностью наших бойцов, бойцов российской армии, но тем, что Бог все-таки услышал наши молитвы…
Утром 9 августа люди начали покидать бункер, одни возвращались в свои подвалы, другие пытались покинуть город. Несмотря на стрельбу, мы с матерью решили вернуться в подвал. В тот же день один снаряд залпового огня «Град» попал в квартиру на третьем этаже (прямо над нашей), оттуда повалил дым. Ударной волной выбило входные двери и стекла нашего корпуса, следующий снаряд угодил в соседнюю многоэтажку, потом еще и еще…
В ночь с 9 на 10 августа, около четырех ночи, ополченцы вновь подняли нас, призывая попытаться любым способом покинуть город. В который раз за эти дни я потеряла ощущение реальности, с каждым разом становилось все труднее не дать ужасу завладеть моим сознанием полностью и не сойти с ума… Опять бежать?! Но куда?! На вокзал?.. Стоило добежать до магазина «Свет», что в конце улицы Ленина, как обстрел возобновился с ужасающей силой. Слава Богу, успели укрыться в подвале ближайшего корпуса и провести остаток ночи там. Сидя в подвале, было слышно, как наверху в одной из квартир женщина кого-то оплакивает, как я впоследствии узнала – она потеряла сына в тот день…
Утром, 10 августа, мы услышали, а потом и увидели, как по улице Ленина к южным окраинам направляется колонна войск российской армии. После трехдневного мучительного ожидания помощи, уже не осталось сил приветствовать их громогласно, тем не менее, у людей появилась надежда, многие даже вернулись в свои дома. Мы все вдруг разом поверили, что хотя бы сейчас уже стрельбы не будет, но опять началось… Хотя все знали и понимали, что это наши и русские грузин вытесняют из города, но все-таки, нервы не выдерживали, казалось это не закончится никогда… Многие, у которых был транспорт, спешно покидали город. Мой сосед, пожилой мужчина, видя, как я сотрясаюсь от рыданий стал умолять, чтобы нас с мамой пожалели и помогли нам выбраться из города, но напоролся на отказ. И я увидела, как на место, где потеснившись могли бы сесть я с мамой, они загрузили свой телевизор, музыкальный центр и пр. 
Да! Была война… Все были в панике… Но как раз война и паника помогают разглядеть людей, для которых бытовая техника на тот момент была важнее человеческих жизней…
В общем, решив что хуже уже просто быть не может, решила пешком добраться до вокзала, а там будь что будет. По дороге я узнала, что грузинские фашисты на выезде из города в упор расстреляли машину нашего сотрудника Сергея Тадтаева. Сергей, узнав, что на Джаву (в Джаве находились его дети) были сброшенные бомбы, сразу же решил поехать туда. Сидевшая рядом супруга чудом осталась в живых. 
На вокзале, почти без всякой надежды подбежала к стоявшей там единственной машине, умоляя вывезти нас из города. В машине оказались добровольцы из Северной Осетии, которые пожалели нас, посадили в машину и мы двинулись из охваченного огнем города на Зарскую дорогу. Как известно, дорога жизни в тот день интенсивно обстреливалась, и нам приходилось ждать минутных затиший, чтобы продвигаться дальше в сторону Джавы. Я боялась смотреть по сторонам – всюду сожженные машины… и запах, трупный запах, который до сих пор меня преследует…
Мне приходилось слышать, что в состоянии сильнейшего стресса срабатывают защитные механизмы самосознания, в частности принцип отторжения действительности, помогая преодолеть стресс. И действительно, пережитое казалось страшным сном, который хотелось поскорее забыть, стереть из памяти. Но теперь я пришла к твердому убеждению – мы никогда, ни при каких обстоятельствах не должны ничего забывать. Забыть – значит предать память защитников, отдавших свою жизнь за Осетию! А значит – мы будем ПОМНИТЬ!

Записала Карина Гаглоева

Источник - Юго-осетинская газета «Республика».

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031