Решение чрезвычайной XII сессии Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области двадцатого созыва о повышении статуса Юго-Осетинской автономной области (часть 3)

18 июля 2011, Версия для печати, 10965 просмотров

Меморандум о границах Южной Осетии


Наименования «Южная Осетия» и «Северная Осетия», являясь географическими определениями двух частей Осетии на Центральном Кавказе, никогда не выражали ее политического разделения.
Вошедшие в состав Российской империи Осетия (с 1774 г.) и Восточная Грузия (1801 г.) были подчинены имперской администрации - одной для всех ее территорий. При этом юг Осетии («Южная Осетия») был включен в новообразованную Тифлисскую губернию, главным образом, по причине отсутствия коммуникаций через перевалы между двумя частями Осетии в зимний период, затруднявшей ее управление из Владикавказа.
В 1856 году Экзарх Грузии Исидор в записке «О состоянии христианства в Осетии», составленной для Святейшего Синода отмечает, что «управление Осетиею разделяется на три части. Большая часть Северной Осетии подчинена Владикавказскому военно-окружному Начальнику, меньшая - Дигорские осетины - Начальнику, центра линии, южная Осетия - Начальнику горских народов и Окружному Джав-скому правлению» (ЦГИА, ф. 1268, оп. 8, л. 21-36).
Со временем факт административного вхождения Южной Осетии в состав Тифлисской губернии был положен грузинскими руководителями в основу политических притязаний на ее территорию. Однако в то время подчинение всех частей империи одним законам и единой системе администрирования сдерживало процесс воссоединения Осетии.
В результате революционных потрясений в России в 1917 году и последовавшего за ними наступления анархии, грузинские шовинистические силы активизировали попытки аннексии Южной Осетии и включения ее в состав государства, формируемого грузинами из частей бывших российских губерний. Территории этих губерний оформились и обрели административную самостоятельность лишь в имперской системе, никогда ранее не являясь оформленными субъектами государственного права.
Непрекращающиеся попытки грузинских руководителей аннексировать Южную Осетию встречали мощные выступления протеста осетинского народа и политических организаций всех без исключения юго-осетинских районов. Протесты усилились после 1917 года и переросли в вооруженные восстания в различных политических центрах Южной Осетии - Корнис (1917), Цхинвал (1918), Джава, Рук (1920). Их основанием была Декларация прав народов России, принятая Советом народных комиссаров 2 (15) ноября 1917 года, предусматривающая право народов России на самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Именно провозглашение этого права легло в основу процесса объединения российских губерний грузинскими меньшевиками, вывода их из состава России, и объявления в 1918 году о создании государства. (Именно это право легло в основу проекта Конституции ССР Юго-Осетии 6 сентября 1921 года, насильственно низведенной до статуса полуколониальной АО в 1922 году).
Южная Осетия отказалась выходить из состава России и не приняла участия в выборах в Грузинский парламент, требуя в свою очередь признания права на свободный выбор. 28 мая 1920 года делегаты и ответственные руководители 17 комитетов «полупролетарской» Южной Осетии в «Меморандуме трудовой Южной Осетии ЦК РКП(б), Всероссийскому ЦИКу рабочих и крестьянских депутатов...» подтвердили «неуклонную волю трудовой Южной Осетии»:
1. Южная Осетия - неотъемлемая часть Советской России;
2. Южная Осетия входит в состав Советской России на общем основании НЕПОСРЕДСТВЕННО;
3. Посредственного вхождения в Советскую Россию через грузинскую или иную республику, хотя бы и советскую, мы ни под каким видом не допускаем.
В ответ с 20 июня 1920 года Южная Осетия подверглась вооруженной агрессии со стороны меньшевистского руководства Грузии и в результате жесточайшего геноцида осетинского населения (18 тысяч погибших и более 50 тысяч изгнанных на север Осетии) была аннексирована.
Ни в 1920 году, ни ранее, между двумя частями Осетии не существовало границ,
законных с точки зрения государственного права, закрепленных соответствующим договором. Границы Южной Осетии были впервые законно оформлены Декретом 1922 года в пределах Юго-Осетинской АО, преобразованной в 1991 году в республику согласно волеизъявлению 72 % избирателей.
За 1990-1991 годы Верховным Советом ГССР были денонсированы все договоры и законодательные акты, принятые Грузией за советский период. В результате были утрачены все правовые основания вхождения Южной Осетии в состав Грузии, закрепленные Конституциями ГССР и СССР, а Грузия утратила право вмешательства в определение границ между Южной и Северной Осетией.
Отмена Конституции ГССР, содержавшей правовые гарантии территориальной целостности ЮОАО, не является основанием для отмены Республики Южная Осетия, провозглашенной в соответствии с волеизъявлением народа ЮОАО и на основе его неотъемлемого права на самоопределение, которое никем еще не отменено. Отмена ЮОАО Верховным Советом Грузии (выборы в который были бойкотированы 72 % населения ЮОАО, избравших Верховный Совет РЮО) и геноцид осетинского народа являются грубым нарушением признанных норм права, гарантирующих суверенитет и безопасность народов национально-территориальных образований, права которых повсеместно укрепляются.
В настоящее время существование границы между Южной Осетией и Северной Осетией не имеет юридического оформления и оснований на ее проведение. Существовавшее за советский период разделение Осетии «по хребту» явилось следствием геополитического произвола руководства Грузии и грузинского (Сталин, Орджоникидзе) большевистского руководства СССР. Причем, «за хребтом» к Грузии отошли исконно осетинские территории Казбекского района, что делает несостоятельным также главный аргумент грузин «о естественности» границы между Осетией и Грузией «по водоразделу».
В договоре от 7 мая 1920 года между Россией и Грузией предполагалось до 1922 года создать «особую смешанную пограничную комиссию» для определения и юридического оформления границ, в том числе по «Наро-Мамисону», между Россией (Северная Осетия) и Грузией (Южная Осетия). Однако в 1921 году Грузия была советизирована и «особый» договор о границах не состоялся. Но и в случае его подписания, договор должен был содержать мнение представителей Осетии в составе «смешанной комиссии», т. к. границу предполагалось провести по территории Осетии, заселенной на многие десятки километров по обе стороны Кавказского хребта осетинами.
Известно, что ни Советская Россия, ни меньшевистская Грузия на период подписания Договора от 7 мая 1920 годя не были субъектами международного права, т. е. не были признаны иностранными государствами. Более того, Договор 1920 года, претендующий на статус договора о взаимном признании между двумя независимыми странами, не был ратифицирован парламентами подписавших его сторон, что лишает его статуса межгосударственного соглашения, составленного в соответствии с принятыми нормами государственного права, определяющего судьбы целых народов. Он не может быть положен в основу политического разделения осетинской нации на ее исторической территории.
Юридическая несостоятельность Договора, помимо других, видна из Статьи XVI, которая гласит:

«Настоящий договор вступает в силу самим фактом и с момента его подписания и не будет подлежать особой ратификации...».
«Сам факт» и «в момент подписания» могут ли являться законом, волей народов и государств?! Если кроме положенной и необходимой ратификации в подобных ответственных случаях существует и «особая» ратификация, то она, во всяком случае, не должна являться нарушением элементарных юридических процедур в серьезных отношениях между государствами.
Если исходить из противной юридической логики, то уратадзе и караханы могут «собственноручно» «учинить в двух экземплярах» не только аннексию Южной Осетии...!
Именно этим объясняется противоречие, возникшее между народным комиссаром иностранных дел Г. Чичериным, выразившим 17 мая 1920 года резкую ноту протеста Грузии в связи с агрессией против Южной Осетии, назвав ее «ничем не оправданным вмешательством в чужие внутренние дела», и его заместителем Караханом, подписавшим «собственноручно» договор. Мюнхен 1939-го не был ли «собственноручным» договором? Или это аргумент, оправдывающий преступления?!
Таким образом, разделение Осетии «по хребту» явилось поэтапным переводом географического разделения Осетии в политическое, основанным на имперском насилии. Эта «граница» юридически несостоятельна, а после отмены Конституции СССР и Конституции ГССР и вовсе противозаконна, т.к. не имеет договорно-правового обоснования.
Единое гражданство СССР и принадлежность к единой государственно-политической системе в рамках СССР исключало политическое разделение осетинского народа и не создавало сильного стимула для движения осетин к воссоединению.
Нынешние совместные усилия администраций России и Грузии произвести - между собой очередной раздел Осетии совершается, как и в период большевизма, с полным игнорированием исторических реалий, с грубейшими нарушениями политических и правовых норм, содержащих осетинскую нацию в условиях перманентного геноцида. Планы нынешнего разделения Осетии являются грубейшей формой репрессии осетинской нации, ее духовным геноцидом, т. к. предполагают разделение осетин в составе двух государств, что делает северную и южную части единого народа иностранцами друг для друга (!), чего никогда не было за всю историю осетинского народа, включая мрачные периоды феодализма и владычества в Грузии иранских и турецких шахов, и при котором южным осетинам удавалось сохранять свою независимость.
Попытки грузинской администрации произвести политическое разделение единого этноса преступны с любых точек зрения: политической, правовой, нравственной и являются геноцидом осетинской нации, совершаемой посредством военного насилия, которое производится с 1989 года, второй раз после геноцида 1920 года.
Верховный Совет Республики Южная Осетия признает целостность и неделимость границ РЮО в пределах Юго-Осетинской автономной области.
ВС РЮО еще раз констатирует, что за всю историю существования осетинского народа не существовало границ между южной и северной частями Осетии вне Конституции ГССР и Конституции СССР. С развалом СССР и отменой Конституции ГССР сняты все правовые и договорные основания существования границ между Южной и Северной Осетией.
Установление этих границ впредь недопустимо без участия высших органов государственной власти РЮО и СО ССР.
Печатается по изданию: ЮО-СДМ. С. 112-115.



Договорно-правовой статус взаимоотношений России, Грузии и Осетии после 20 июня 1990 г.

20 июня 1990 г. в Верховном Совете Грузии завершено формирование и принятие пакета решений, начатое в ноябре 1989 г., коими признаны незаконными и недействительными :
1. Договор о Союзе ССР от 30.12.1922 г.;
2. Конституция СССР;
3. Все договора и правовые акты, заключенные и принятые Грузией после 25 февраля 1921 г. Исходя из последнего условия, упразднены и юридические основания автономности Юго-Осетии, образованной Законом от 1922 г. В связи с этим Договор от 7 мая 1920 г. между Россией и Грузией приобретает исключительное значение. Поскольку одновременно с этими решениями Верховным Советом Грузии установлено, что единственным основанием для взаимоотношений с Россией является Договор от 7 мая 1920 года, к которому, как того требует Грузия, Россия обязана вернуться.
В свою очередь, обращения России к этому Договору требуют и осетины, для которых особое значение имеют статьи I, III, IV и IX.
Статья I гласит: «...Россия безоговорочно признает независимость и самостоятельность грузинского государства и отказывается добровольно от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к грузинскому народу и земле».
Из этого следует как минимум то, что Россия не отказывается от таковых в отношении к осетинскому народу и земле, кои вошли в состав России ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ДОБРОВОЛЬНО во второй половине XVIII века без чьего-либо посредничества. И Осетия, юг которой стал Осетинским округом Тифлисской губернии именно вследствие этого воссоединения - нынешняя Юго-Осетия, - как САМОСТОЯТЕЛЬНО ВОШЕДШАЯ в состав России, не может быть включена в условия статьи I настоящего Договора, где говорится только о «грузинском народе и земле». Тем более, что посольство осетин в Петербурге на переговорах о вхождения в состав России, ведшихся в 1774-1775 гг., возглавляли представители образованного впоследствии, в 1843 году, Осетинского округа Тифлисской губернии, который стал прообразом Юго-Осетинской автономии в составе Грузии в советское время.
Поэтому, как тогда, так и теперь, никакие переговоры, затрагивающие интересы Осетии на севере и юге, не могут быть законными и действительными без участия самой Осетии. Между тем переговоры неизбежны, поскольку требование Грузии возвратиться к условиям Договора от 7 мая 1920 г. означает, что с 20 июня 1990 года Грузия предъявляет территориальные притязания Северной Осетии и Российской Федерации.
Это прямо вытекает из первого пункта статьи III: «Государственная граница между Грузией и Россией проходит... и по северной границе бывших губерний Черноморской, Кутаисской и Тифлисской до Закаталъского округа...». Но «северная граница бывшей Тифлисской губернии» - это Наро-Мамисонский район и прилегающие территории, которые и были северной частью бывшего Осетинского округа Тифлисской губернии, а ныне входят в состав Северной Осетии и России. Россия и Осетия не только могут, но и обязаны обратиться к рассмотрению территориальных притязаний Грузии. Теперь еще и потому, что именно эти притязания являлись и являются ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ нынешнего геноцида южных осетин, в то время как из Договора не следует, что Россия отказывается от суверенных прав по отношению к осетинскому народу и земле, обеспечиваемых добровольным вхождением Осетии в состав России во второй половине XVIII-ro века.
Далее. Согласно пункту 2-му статьи III, перевалы через Кавказский хребет признаются нейтральными до 1.1.1922 г. А согласно пункту 4-му той же статьи предлагалось заключить в будущем особый договор о границах. Такого договора заключено не было ни в январе 1922 года, ни в последующие годы. Международное сообщество еще тогда отказалось признать независимость Грузии по причине неустановленное™ ее границ.
Между тем граница, которая ныне по НЕПОНЯТНЫМ ОСНОВАНИЯМ подразумевается между Россией и Грузией, проходит именно по линии перевалов, которые в Договоре объявлены нейтральными для России и Грузии, и следовательно - они сегодня суть осетинские. А поскольку после I января 1922 года не заключалось договоров об ином статусе, как перевалов, так и вообще границ, то после 1922 года НИ О КАКОЙ ГРАНИЦЕ ПО ЛИНИИ ПЕРЕВАЛОВ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И РЕЧИ.
Итак, поскольку Грузия признала незаконными и недействительными Договор о Союзе и Конституцию СССР, то, следовательно, и границы, которые основывались на этих актах. В то же время Грузия требует соблюдения договора 1920 г. и этим предъявляет территориальные притязания Северной Осетии и России и это абсурд, поскольку после 1922 года таковые не имеют никаких оснований по условиям самого Договора, а требуется проведение границы.
ЕДИНСТВЕННОЕ УСЛОВИЕ ДОГОВОРА 1920 г., ДЕЙСТВУЩЕЕ СЕГОДНЯ В ОТНОШИИ ГРАНИЦ, ОЗНАЧАЕТ - ГРАНИЦ НЕТ ВОВСЕ! Необходимы переговоры между Россией, Осетией и Грузией для их проведения. В этой ситуации, когда нет границ, расчленяющих Осетию и опирающихся на какие-либо договорно-правовые основания, особое значение обретает пункт 2 статьи IV Договора.
В нем установлено, что другие государственные образования, которые возникнут впоследствии на территории бывшего Кавказского наместничества вне границ, описанных в III статье Договора, могут войти в Грузию на основании заключенных с этими образованиями договоров. Таким образом, Договор заключает недвусмысленные условия, которыми Грузия и Россия обязуются признавать права всех народов бывшего Кавказского наместничества на свободное самоопределение вплоть до образования самостоятельных государств. Несоответствие договорно-правового статуса тогдашних границ Грузии международным нормам, особенно после 1 января 1922 года, когда начался и все более актуализируется обусловленный Договором принцип уточнения границ, требует соблюсти условия Договора и в отношении заключения новых соглашений Грузии, как с Россией, так и с Осетией.
Таким образом, Договор от 7 мая 1920 года, признанный в 1990 году Грузией единственным основанием взаимоотношений с Россией, является на самом деле и договором о взаимоотношениях с Осетией. Эти взаимоотношения, по Договору, должны быть урегулированы как двусторонними соглашениями Грузии и Осетии, так и трехсторонними с участием России. В полном соответствии с международным правом и общественно-политическим процессом.
Этого требуют условия Договора от 7 мая 1920 г. между Россией и Грузией, Хельсинские соглашения и связанные с ними международные процессы, что подтвердила конференция по СБСЕ, проходившая в Москве с начала сентября по 4-е октября текущего года.
Переговоры неизбежны, если демократическая Грузия сама способна к цивилизованному соблюдению своих же решений семидесятилетней давности, которые с 1990 года требует соблюдать от всех остальных. Остальные готовы.
Остальные - Россия и Осетия - готовы и будут соблюдать и условия пункта 1-го статьи IX о гражданстве. В нем говорится о праве на грузинское гражданство лиц грузинского происхождения, живущих в России. И, наоборот, - о праве на российское гражданство лиц не грузинского происхождения, живущих в Грузии. Согласно этому условию Договора все осетины, живущие в Южной Осетии, никогда не бывшие гражданами Грузии, но являющиеся гражданами СССР, право преемницей которого является Россия, переходят в Российское гражданство. Или примут такое по новому Закону о гражданстве России.
В соответствия с вышеизложенным Верховный Совет Республики Южная Осетия обращается к Парламенту России с просьбой рассмотреть:
а) признание права народа Южной Осетии на самоопределение;
б) признание политического статуса Республики Южная Осетия на основании выборов от 9 декабря 1990 г., референдума от 19 января 1992 г. и акта о независимости от 29 мая 1992 года.
Юридический сектор Верховного Совета Республики Южная Осетия.

Печатается по изданию: ЮО-СДМ. С. 116-119.

1 Здесь и далее по тексту документа выделено в оригинале.
№ 147. Постановление Верховного Совета Республики Южная Осетия об обращении Верховного Совета Республики Южная Осетия к Верховному Совету, Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину
Верховный Совет Республики Южная Осетия постановляет:
1. Утвердить текст обращения Верховного Совета Республики Южная Осетия к Верховному Совету, Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину (прилагается).
2. Текст обращения Верховного Совета Республики Южная Осетия к Верховному Совету, Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину направить адресатам.
Председатель Верховного Совета Республики Южная Осетия Т. Г. Кулумбегов
г. Цхинвал, 11 марта 1993 г.
Печатается по изданию: ЮО-СДМ. С. 121.


 

Обращение Верховного Совета Республики Южная Осетия к Верховному Совету, Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину

Верховный Совет Республики Южная Осетия высоко ценит усилия Парламента, народных депутатов и Президента Российской Федерации по прекращению агрессии Республики Грузия и урегулированию положения в Южной Осетии. Благодаря этим усилиям, Казбегскому и Дагомысскому Соглашениям, выступлениям Б.Н. Ельцина, А.В. Руцкого, Р.И. Хасбулатова, в Южную Осетию введены миротворческие силы и остановлен геноцид народа Южной Осетия и появились возможности восстановления хозяйства и политического решения статуса Южной Осетии иным путем.
Вместе с тем, политическая ситуация в Республике Грузия и продолжающаяся агрессия в Абхазии, глубоко волнуют народ и Правительство Южной Осетии и не оставляют сомнений в углублении шовинистической политики нынешнего правительства Грузии во главе с «миротворцем» Э. Шеварднадзе и крайне жестких позиций в отношении соседних малых народов Абхазии и Южной Осетии.
Все это заставляет нас обратиться к VII Съезду Народных депутатов России рассмотреть в целях урегулирования положения на южных рубежах России политического статуса Республики Южная Осетия в соответствии с итогами референдума Республики Южная Осетия от 19 января 1992 года, позволяющего разрешить проблему в полном объеме и в соответствии с международными нормами.
Надо отметить, что Южная Осетия до 1917 года являлась частью единой Осетии и с 1774 года состояла в подданстве Российского государства. Нет никаких государственно-правовых оснований, препятствующих восстановлению единства Осетии, включая Договор от 7 мая 1920 года.
Попытки представить Главный Кавказский хребет «естественной границей», разделяющей осетинский народ, безосновательны. С прекращением действия Конституции СССР, Конституции ГССР еще раньше, не существует юридических оснований, подтверждающих правомерность такого разделения.
Повышение статуса Южной Осетии было логическим и политическим шагом в условиях распада СССР, роста самосознания и закономерного хода процесса суверенизации в стране.
Кроме того, это была вынужденная мера, обусловленная необходимостью правовой самозащиты и сохранения нации и ее языка перед угрозой национал-шовинистических проявлений в Грузии начиная с 1985 года.
Сегодня, когда в Южной Осетии остановлен геноцид, дальнейшее урегулирование положения определяется позицией, которую займут независимые государства, международные организации и, прежде всего, Российская Федерация.
В настоящее время, несмотря на крайне осторожную политическую позицию Южной Осетии, Российской Федерации и стран СНГ, угроза безопасности населения сохраняется и имеет тенденцию к обострению. Этому способствуют заявления Шеварднадзе о том, что Грузия останется унитарным государством, выступления политических лидеров Грузии, освещение ситуации средствами массовой информации в направлении разжигания антиосетинских настроений.
Угроза безопасности населения и отсутствие всяких надежд на конструктивный диалог с руководством Грузии создают необходимость принятия конкретных мер.

В этих условиях Верховный Совет Республики Южная Осетия обращается к Съезду с просьбой рассмотреть следующие вопросы:
1. Признание независимости Южной Осетии в соответствии с обращением от 17 ноября 1992 года.
2. Объединение Осетии в соответствии с референдумом от 19 января 1992 года.
3. Заключение Договора о мерах безопасности и экономической взаимопомощи с Россией.
Верховный Совет Республики Южная Осетия рассчитывает на понимание остроты проблемы и недопущения двойного стандарта в решении проблем Югославии, Приднестровья, Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, защиты и поддержки народов в истинно демократических традициях.
Печатается по изданию: ЮО-СДМ. С. 121-123.



Обращение Верховного Совета Республики Южная Осетия о невозможности установления границ между Северной и Южной Осетией

Верховный Совет Республики Южная Осетия оценивает усилия Верховного Совета Российской Федерации по стабилизации положения в Республике Южная Осетия и решению вопроса о политическом статусе Республики Южная Осетия на основе демократических принципов и международных норм.
Вместе с тем необходимо признать, что осетинский народ является сегодня объектом грубейшего нарушения международного права, так как подвергается намеренному и искусственному разделению без всяких юридических, политических и экономических оснований.
В связи с этим Верховный Совет Республики Южная Осетия вновь обращается к Верховному Совету Российской Федерации с просьбой признать государственную независимость Республики Южная Осетия и рассмотреть вопрос вхождения Южной Осетии в состав России.
Никаких государственных границ между Северной и Южной Осетией никогда не было и не может быть в будущем. Российская граница может проходить только в пределах южной границы Республики Южная Осетия с Грузией.
Принято на сессии Верховного Совета Республики Южная Осетия
Цхинвал, 12 марта 1993 г.
Печатается по изданию: ЮО-СДМ. С. 124.



Постановление съезда народных депутатов РСФСР о ходе выполнения постановления третьего (внеочередного) Съезда народных депутатов РСФСР «О положении в Южной Осетии»

Ввиду крайне напряженного положения, сложившегося с декабря 1990 года в Южной Осетии, повлекшего многочисленные человеческие жертвы, разрушения, большое число беженцев, оставшихся без крова и средств к существованию, третий (внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР принял постановление «О положении в Южной Осетии»1. В нем содержались предложения Верховному Совету Республики Грузии восстановить статус Юго-Осетинской автономной области и всех структур государственной власти, освободить председателя областного Совета народных депутатов Южной Осетии Т. Г. Кулумбегова и других незаконно задержанных лиц, принять меры по возвращению беженцев в места их постоянного проживания.
Руководство республики Грузии проигнорировало эти разумные предложения. В результате за прошедшие семь месяцев обстановка в Южной Осетии еще больше обострилось и приняла катастрофический характер. Столица Южной Осетии - город Цхинвали и населенные пункты Знаурского района ежедневно подвергаются ракет-но-артиллерийскому обстрелу. Около ста сел области сожжены и разрушены, число беженцев из Южной Осетии и внутренних районов Грузии в Северную Осетию достигло ста тысяч человек. Это ухудшает национально-политическую ситуацию в целом на Северном Кавказе.
Учитывая, что события в Южной Осетии создают реальную угрозу стабильности и безопасности РСФСР, Съезд народных депутатов РСФСР постановляет:

1. Считать необходимым Президенту РСФСР во взаимодействии с Республикой Грузией, основываясь на решении третьего (внеочередного) Съезда народных депутатов РСФСР, немедленно осуществить согласованные меры по разрешению конфликта в Южной Осетии, пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований, разблокированию транспортных магистралей, возвращению беженцев в места постоянного проживания и обеспечения нормальных условий жизни населения региона.
2. Президенту РСФСР, Верховному Совету РСФСР при невыполнении руководством Грузии предложенных требований принять все необходимые меры, включая и жесткие экономические санкции, по отношению к Республике Грузии, с целью урегулирования конфликта в Южной Осетии и восстановления прав человека.
3. Совету Министров РСФСР в десятидневный срок решить вопрос дополнительного предоставления Северо-Осетинской ССР материально-технических и финансовых средств для оказания помощи беженцам.
4. Предложить Президенту СССР принять в пределах своих полномочий меры по стабилизации обстановки в Южной Осетии.
5. Совету Министров РСФСР потребовать от Республики Грузии возместить сумму расходов, в которую обошлось РСФСР оказание помощи беженцам из Южной Осетии и других районов Грузии.

Председатель Верховного Совета РСФСР Р. Хасбулутов
Москва, Кремль. 1 ноября 1991 г.

Печатается по изданию: ВСНД и ВС РСФСР, 1991, № 45. С. 1771-1772. 1 См. Документ № 165.



Постановление чрезвычайной сессии Верховного Совета Северо-Осетинской ССР

Чрезвычайная сессия Верховного Совета Северо-Осетинской ССР, обсудив вопрос о трагических событиях в Республике Южная Осетия, отмечает, что несмотря на все меры, предпринятые руководством Северо-Осетинской ССР и руководством Республики Южная Осетия по прекращению трехлетней войны, спровоцированной грузинскими национал-экстремистами, принесшей смерть многим сотням сынов и дочерей осетинского народа, неисчислимые бедствия и страдания народу Осетии, несмотря на миролюбивые заверения нового руководство Грузии на переговорах с осетинской стороной, совершен новый акт геноцида осетинского народа. Грузинские вооруженные формирования 20 мая 1992 года вероломно напали на колонну беженцев: беспомощных детей, женщин и стариков - и в упор расстреляли их. Убито по неполным данным 36 человек. Новый акт геноцида потряс весь осетинский народ, вызвал всеобщий гнев и возмущение. Это страшное событие произошло после того, как Государственный Совет Грузии заверил мировую общественность в своих намерениях неукоснительно соблюдать права человека.
Осознав свою ответственность перед народом Осетии, выражая его волю, чрезвычайная сессия Верховного Совета Северо-Осетинской ССР постановляет:

1. Осудить совершенный грузинскими национал-шовинистами акт геноцида осетинского народа.
2. Объявить на территории Северо-Осетинской ССР всенародный траур с 21 по 24 мая 1992 года, выразить соболезнование семьям погибших в связи с постигшим горем и оказать им материальную помощь.
3. Заявить Государственному совету Республики Грузия решительный протест по поводу совершенного акта вандализма и продолжения не спровоцированной воины против осетинского народа.
4. Владикавказскому городскому и Пригородному районному Советам народных депутатов, Министерству внутренних дел обеспечить полное и безусловное выполнения режима чрезвычайного положения, особенно досмотра транспорта, поддержания должного общественного порядка и защиты личной безопасности населения республики.
5. Доукомплектовать Республиканскую гвардию, в том числе за счет казачьих подразделений, провести запись добровольцев для направления их на защиту Республики Южная Осетия.
6. Закрыть военно-грузинскую дорогу, перекрыть подачу газа Грузию до стабилизации положения и прекращения геноцида осетинского народа1.
7. Обратиться к руководству Российской Федераций с требованием обеспечить созданную в Северной Осетии Республиканскую гвардию необходимым количеством оружия, военной техники и имущества, а в случае отказа Верховный Совет республики оставляет за собой право их национализации.
8. Республиканскому Комитету самообороны форсировать производство боевого оружия на предприятиях города Владикавказа.
9. Утвердить тексты обращений к Президенту и Верховному Совету Российской Федерации, главам государств и Верховным Советам стран СНГ, к Организации Объединенных Наций, к народам Северного Кавказа, народу Южной Осетии.
Верховный Совет призывает народ Северной Осетии в этот трагический период его истории мобилизовать свои моральные и физические силы и, помня о благородных традициях своих предков, проявить мудрость и готовность в час жестоких испытаний отстоять свою свободу и незапятнанную честь.

Председатель Верховного Совета Северо-Осетинской ССР А.Галазов
г. Владикавказ, 21 мая 1992 года
Печатается по изданию: «Северная Осетия», 1992, № 97, 22 мая 1992 г. 1 Концерн «Газпром» прекратил подачу газа в Грузию 22 июня 1992 года («Российская газета», 1992, № 142, 23 июня 1992 г.).

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031