Фашистская политика Саакашвили заразила грузинские семьи

18 июля 2008, 11892 просмотра

 


17 июля 2008 года в Министерство по особым делам РЮО обратилась 69-летняя Зема Габараева. Она – мать-героиня, родившая 15 детей.
Женщина обратилась непосредственно к Министру по особым делам, Сопредседателю СКК Борису Чочиеву с проблемой, которой она поделилась и с корреспондентом Официального сайта Юго-Осетинской части СКК:
– Мы живем в Северной Осетии, в селе Сунжа. Мой тринадцатый ребенок Индира Габараева, ей сейчас 29 лет. 16 лет назад она вышла замуж за грузина из села Кода. Мы даже не подозревали, в какую страшную беду она попала. Когда мы звонили дочери, то она ничего нам не говорила. Но сейчас я узнала, что ее жизнь в Грузии была настоящим адом.
«9 июля, – продолжила женщина сквозь слезы, – нам позвонили наши родственники, которые живут в селе Канда. Они нам сообщили, что наша дочь находится у них в тяжелом состоянии. До этого она лежала в больнице, но ей не выдавали лекарств, не оказывали помощь, говоря: «Оси хар» («ты – осетинка»). Наши родственники привезли ее сюда, и я узнала правду, которую она скрывала так долго».
После горьких рыданий, вызванных пережитым горем, женщина рассказала историю своей дочери далее: «Когда я увидела свою дочь, то не сразу узнала ее. Я узнала ее только по глазам. Она ушла от своего мужа, потому что ее избивал муж и его братья, объясняя это тем, что она осетинка. Они словно с ума сошли, когда пять лет назад в Грузии переменилась власть. Началось с мелких придирок и оскорблений. Потом ее начали бить. Били каждый Божий день. Разорвали ее документы, даже Свидетельство о рождении, где было написано, что она осетинка. Каждый день ее оттуда мучили, оскорбляли, избивали, но она оставалась ради своих детей, с которыми ей не разрешали говорить на осетинском языке, дети до сих пор не умеют разговаривать по-осетински. Моей дочери не давали нормально пищу, и она отощала, ей запрещали обращаться к врачам, ее беды были всем безразличны».
«Сейчас она вынуждена быть здесь. Детей ей не отдали. Сейчас она себя чувствует очень слабо, как можно свою жену, мать своих детей довести так до такого состояния, неужели можно избивать женщину из-за ее национальности?!», – вопрошает старая женщина, мать-героиня.
К сожалению, данная история не единственная в своем роде. Она показывает опасность националистической пропаганды, которая цветет пышным цветом в сегодняшней Грузии, которую кое-кто называет «маяком демократии». Как видим, пропаганда ненависти к осетинам в средствах массовой информации Грузии достигла такого предела, что процессы распада затронули даже самые социальные основы общества – семью. Ненависть к осетинам, пропагандируемая в Грузии в теле- и радиоэфире, со страниц газет и журналов, призывы официальных лиц с началу войны против Южной Осетии, призывы к расправам над осетинами не только вредят восстановлению доверия между Грузией и Южной Осетией и не способствуют стабилизации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта, но и чревата самыми опасными последствиями для самого грузинского государства, грузинского народа.

 

Источник - СКК.
Читать далее ...

«Осетины вы негодные, вам нужно всю кровь выпить»

8 июня 2008, 7095 просмотров
Я Евразия Кабулова, беженка из с.Уанат, что расположено рядом селом Дменис. Село у нас было вперемешку, осетины и грузины жили все нормально, проблем не было. Жили мы там всей семей: отец, мать и четыре сестры. Одна из моих сестер, которая была замужем в с. Гуджарет, Карельского района Грузии, овдовела как раз перед войной. Она ждала ребенка, когда была вынуждена бежать из с. Гуджарет. Дочка моей другой сестры родилась у нас как раз 23 декабря 1989 г. Ребенку было несколько дней, когда и в нашем селе грузины начали «вольничать». У старшей сестры было три ребенка: полтора года, три и девять, она была разведена. Так нас и застал 1990 год. Многие соседи-осетины узнав, что все дороги перекрыты грузиснкими неформальными вооруженными группами и грузинской милицией, покинули своя дома, но часть, в том числе и мы, осталась, надеясь что все скоро закончиться.

Грузины к нам периодически приходили в дом, обычно ночью, обстреливали. Неформалы были всегда такие немытые, вонючие, бородатые, с автоматами, они на людей даже не походили.
Ходили они всегда группами по 5-7 человек. Одни из них держали нас под прицелом, а другие шарили по дому, переворачивали мебель. По обычаю, для девушек на выданье приготавливают новые постельные принадлежности – матрасы, одеяла, у нас было по четыре пары для каждой. Они их забрали. Вплоть до орехов, масла и фасоли. Забирали все, что могли унести в руках. Когда мы их спрашивали, то они говорили «это за то, что вы в Цхинвале ведете себя неправильно, воюете». Наших кур всех повылавливали, правда мы потом одну еще нашли, наверно, спрятался. Скот тоже угнали. Если что-то одна группа не уносила, в следующий раз забирали остальные. Стерпеть можно было все, но когда они, придя в очередной раз, начали говорить, чтобы мы пошли с ними в штаб, что им нужны девушки… но потом они почему-то быстро-быстро собрались и ушли. Не знаю, что нас тогда спасло. Как только рассвело, я забрала племянницу (она тогда ходила в 3 класс) и через горы мы спустились в п. Джава. Так как у сестры на руках был двухнедельный ребенок, она с ним осталась пока дома.

Но грузины пришли снова. Как рассказывала потом сестра, они разрезали на ней одежу, отец бросился защищать дочь. Грузины избили его прикладами автоматов. Что еще оставалась делать сестре с маленьким двухнедельным ребенком на руках, она и все остальные члены семьи вынуждены были через горы, по лесам, спуститься в Джаву. Все ценное, что было, забрали грузины, все, что могли взять с собой. Дома осталась только мать. Отец увел сестер с детьми, да и сам не мог остаться после того, как его избили до полусмерти. Но и мать грузины не оставляли в покое, периодически обстреливали дом. Дом и ворота были изрешеченные пулями.
В 1993-м, когда все немного улеглось, отец с матерью вернулись обратно в с. Уанат. Но в нашем доме уже жила грузинская семья. Они не отдавали нам наш же дом. Конечно, у нас дом был новый, отец столько сил потратил на его строительство. «У нас много детей, а вода в доме не идет. Вы сами идите жить в наш дом» Благодаря грузинским милиционерам родители смогли вернуть свое жилье. Снова завели родители маленькое хозяйство, двух свиней. Обработали свой огород. Но жители села не давали им покоя. Сначала увели свиней, потом, как будто там никого и нет, при родителях срывали наш виноград. Что они могли сделать, в селе не осталось осетин, только несколько смешанных семей - у кого жена-грузинка, у кого муж-грузин, все остальные семьи ушли из села.

Когда родители обрабатывали свой огород, то грузины села не упускали шанса поиздеваться над ними: «Вы что здесь остаетесь жить?», «Вы еще не собирайтесь убраться?», «Сколько можно вас терпеть, осетины», «Осетины вы негодные, вам нужно всю кровь выпить». И это им говорили соседи, с которыми мы прожили всю свою жизнь. Как можно была нас так ненавидеть, жить с нами бок о бок столько лет, и скрывать свое истинное отношение к нам. Все знали моего отца, это был совершенно тихий и мирный человек. Лишнего слова от него никто бы не услышал. Родители ушли. Отец долго не прожил, сердце его не выдержало.
Из Джавы мы перебрались в Цхинвал. Куда нам было деваться, у нас никого не было в городе из родственников. Да в то время столько переселенцев и беженцев было в городе. Авиационный завод был построен перед самой войной, при заводе был садик, он был, конечно, не достроен, но тем, кому негде было жить, у кого не было крыши над головой, было не из чего выбирать, туда заселились, и мы тоже. Это наши родители, старшая сестра с тремя детьми, я со средней сестрой, младшая сестра с маленьким ребенком.
Через некоторое время я встретила нашу бывшую соседку по селу, она со своей семей и многие еще беженцы жили в общежитии Сельхозтехникума. Старшая сестра с тремя детьми осталась жить в садике, а остальные переселились в общежитие.
С тех пор там и живем.
Записала Оксана Хубежты,
корреспондент сайта скк

Читать далее ...

Осетинская беженка из Грузии: "Мне сказали: если я не исчезну из своего дома быстро и незаметно, эти «люди» убьют и меня, и ребенка"

24 мая 2008, 5385 просмотров

«Я, Козаева Замира, с мужем Бекоевым Жандером жили в г. Челябинске. В 1976 году, поменяв квартиру по семейным обстоятельствам (нужно было присматривать за старой свекровью в с. Авневи) переселились в г. Хашури. Мой муж устроился на работу в Хашурский завод по производству стеклотары. Сама я начала работать в Железнодорожной средней школе №5 учительницей начальных классов. У нас было трое детей: Павлик, Жанна и Элина. Жили мы на два дома, работали. Все было хорошо. Старший сын Павлик, после окончания средней школы, поступил в училище. Вскоре его призвали на военную службу, и он добровольцем уехал в Афганистан. Павлик поступил на юридический факультет СОГУ. Когда началась война, он бросил учебу и приехал в Цхинвал.
Неформалы открыто ходили по улицам г. Хашури. К нам начали придираться: «Где твой муж? Где твой муж? Он воюет против нас». Требовали даже принести справку, что он не воюет против грузин. А в то время дороги были закрыты, мужа я давно уже не видела. Не раз и не два неформалы приходили в школу, угрожали выгнать с работы, хотя мои коллеги и директор ко мне прекрасно относились. В чем только нас не обвиняли, мол, осетины составляют списки, собирают деньги, на которые покупают оружие и отсылают в г. Цхинвал. Когда война началась, стало совсем трудно. «Осеби», «осеби», «осетины –наши враги»… – что только не говорили, а я по-грузински не знала и не понимала их. Всех осетин выгоняли из нашего села. «Уезжайте, куда хотите!», – и все. И без того было плохо, а тут племянница присылает письмо (она училась во Владикавказе), в котором пишет, что грузины сожгли наш дом в Авневи, а о муже ничего не было еще известно.
Очередной раз меня вызвали в местком и сообщили, что увольняют с работы. «На каком основании вы хотите меня уволить?», – спросила я председателя месткома. «Но а как же твой муж? – спросила она в ответ. – Если вы так любите и уважаете Грузию… вы живете здесь уже четырнадцать лет, и не знаете еще грузинского языка. Гамсахурдия сказал…» Я сказала, что, как вы не знаете, так и я не знаю где мой муж. А как иначе с ней разговаривать, какой там еще Гамсахурдия. Я сказала, что никого не боюсь. Она еще возмущалась: «Посмотрите, как она еще со мной разговаривает».
Я на месяц с детьми поехала в Цхинвал… Когда миротворцы вошли в Южную Осетию, я вернулась домой в Хашур с младшей дочкой Эллиной, она должна была пойти в пятый класс. Соседи мне сказали, что мой дом заняли. Поднявшись в квартиру, я застала там соседского зятя Рамаза (они с нами жили на одной площадке), он в эти военные годы ходил все время в форме, и его жену Нону. Я поздоровалась, и попросила их освободить мою квартиру. «У меня есть квартира в г. Цхинвал на ул. Ленина, 132. Идите и живите там», – заявил он мне. Но зачем мне его квартира, когда у меня есть своя. Хочу жить в своей квартире. Рамаз ушел и привел своих «друзей». Начали угрожать, что милицию вызовут и арестуют нас, стали выгонять, дочка испугалась. Начали говорить про грузинские села Знаурского района, Окона и т.д. Вы нас оттуда выгнали, из наших домов. «А кто был виноват, что вас выгнали, кто был виноват?» – не удержалась и я. «Кто начал войну, разве не грузины? Вы же сами все начали, не осетины же были виноваты».
Рамаз ушел со своими «друзьями». Его жена Нона меня предупредила, что если я не исчезну быстро и незаметно, эти «люди» убьют и меня, и ребенка.
Эти неформалы ходили и искали нас по домам, из соседей нас никто не приютил, только одна женщина, русская, она была замужем за грузином, нас спрятала в туалете. Элинка очень испугалась. Только, когда они ушли из ее дома, она позвала своего мужа. Посадил он нас в свою машину и отвез на автостанцию. Он думал, думал, что делать, а вдруг нас там поймают, что с нами сделают, и отвез нас в Сахлошени, дорóгой, которая ведет в Цхинвал не через Гори, а через Карели. Так мы добрались до Южной Осетии. Я ничего не забрала из своего дома, даже иголку, так, тайком, как какая-то преступница, уехала из своего дома и из старой жизни».

Записано 3 апреля 2008 года.

Читать далее ...

Геноцид осетин продолжается и сегодня

24 мая 2008, 5215 просмотров

Корреспондент Юго-Осетинской части СКК побывал в больнице г. Цхинвал, где проходит лечение жительница с.Дзарцеми Цхинвальского района. В данный момент село контролируется полицией Грузии.
По словам Зареты Харебовой, 23 апреля её жестоко избила соседка Мадина Хетерели, после чего она подверглась нападению со стороны неизвестных ей лиц.
Зарете Харебовой 76 лет, в селе она живет одна. Единственного сына Сергея Гогидзе в 1989 г. убили грузинские боевики. Мадина Хетерели иногда помогала ей по дому, за что Зарета Харебова платила ей деньги. Однако девушка периодически ее обкрадывала. После очередного случая, женщина не вытерпела и попросила вернуть украденное, тогда Хетерели взяла камень и раздробила старушке голень её ноги. «Мне некому было помочь, нога распухла и болела. Через два дня, родственник, застав меня в таком состоянии, вызвал полицейских, но они никак не реагировали на произошедшее. Они пришли ко мне и говорили, что я должна помириться с Хетерели, но я отказалась. После этого, в 4 часа утра, через окна ко мне залезли в дом. Я проснулась от ощущения удушья и тяжести, когда я открыла глаза, то поняла, что у меня ко рту было приставлено огнестрельное оружие. Неизвестные мне люди кричали на меня. Потом я ничего не помню. Я была очень слаба, наверное, от страха потеряла сознание. Очнувшись, я кричала и звала на помощь, но никто мне не помог», - рассказывает Зарета Харебова.
Сейчас жительница села Дзарцеми находится в крайне тяжелом состоянии, она говорит о том, что не хочет возвращаться домой, так как боится за свою жизнь.
По мнению начальника инфомрационного отдела Юго-Осетинской части СКК Инала Плиева, "данный факт является еще одной иллюстрацией того, в каких условиях живут осетины не только в Грузии, но и на временно оккупированной Грузией части территориии Республики Южная Осетия".

Оксана Хубежты,
корреспондент сайта
(фото автора).


12.05.2008

Читать далее ...

Заявление пресс-службы КГБ РЮО от 27 марта 2008

4 мая 2008, 4151 просмотр
27 марта 2008 года примерно в 20:20 в городе Цхинвале на улице Октябрьская, напротив дома №31 в автомобиле «УАЗ-Хантер», принадлежащем Генеральной Прокуратуре РЮО, произошел взрыв. В результате взрыва пострадали – Алана Тедеева, помощник судьи города Цхинвал, которая погибла на месте и Виссарион Валиев, старший следователь Прокуратуры РЮО, который получил ранения тяжелой степени тяжести и был госпитализирован.
В результате осуществленных совестно Прокуратурой, КГБ и МВД РЮО оперативно-следственных мероприятий установлено, что подрыв машины был произведен с помощью без оболочного самодельного взрывного устройства (СВУ), оснащенного взрывателем дистанционного типа. Осмотр места происшествия показал, что СВУ составляла до 200 грамм в тротиловом эквиваленте. В качестве взрывчатого вещества был использован пластид.
По факту взрыва Генеральной Прокуратурой РЮО возбуждено уголовное дело по ст.105 УК РФ «Убийство» и ст. 205 УК РФ «Терроризм».
Совершенный теракт стал третьим за последний месяц и тринадцатым за последние четыре года. Всего в результате терактов погибло 25 и ранено 78 человек. По имеющейся в распоряжении КГБ РЮО достоверной информации, за резким всплеском террористической активности в зоне грузино-осетинского конфликта стоит руководство МВД Грузии и представители т.н. «временной администрации Д.Санакоева».
Главными целями, развязанной грузинскими спецслужбами террористической войны, являются запугивание населения, попытка имитации раскола югоосетинского общества и дестабилизация ситуации в Южной Осетии, которые затем могут быть использованы официальным Тбилиси как повод для вооруженного вмешательства во внутренние дела Южной Осетии.
КГБ РЮО не исключает, что в преддверии саммита НАТО, который пройдет в Бухаресте 2-4 апреля с.г. грузинская сторона может пойти на дальнейшее обострение ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта. При этом, главный упор будет сделан именно на диверсионно-террористические методы и формы борьбы, вплоть до попыток проведения различных спецопераций, направленных против политического руководства Южной Осетии, руководителей и сотрудников силовых структур Республики.
Учитывая высокий уровень террористической угрозы, КГБ РЮО обращается к населению Южной Осетии с просьбой проявить бдительность и о всех подозрительных случаях немедленно сообщить по телефонам дежурных служб КГБ и МВД РЮО.

Читать далее ...
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 11

Поиск по сайту

Кнопка сайта

Голосование

Считаете ли вы возможным повторение геноцида осетин со стороны Грузии?

 

Календарь

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031